Дочери Хуана Родригеса (фантастический рассказ)

Девушка поморщилась от свиста кнута и крика раба, которому достался удар. За дочерью исподтишка наблюдал ее отец. Он гордился дочерью, и хотя на сыновей ему не везло, старшая из пяти дочерей давала надежду, что дело отца не канет в лету. 

Хуан Родригес был управляющим в огромном рабовладельческом хозяйстве. Владелец, этого хозяйства, как водится, предавался разврату и гедонизму, утопая в роскоши фазенд викторианского стиля. 

Выращивание сахарного тростника. Полный цикл от посадки семян на рассаду с высадкой на бескрайних болотистых плантациях до продажи мешков с тростниковым сахаром в Старом и Новом Свете. Тысячи и тысячи черных рабов, сотни и сотни надсмотрщиков, агрономы и инженеры – огромный штат персонала, сказали бы в наши времена. 

Среди всей этой массы людей Хуан Родригес выглядел высокой секвойей в прерии сухой травы. Он один был думающим человеком и с высоты полета своей мысли видел не только то, что творится во вверенном ему хозяйстве, но и смотрел далеко вперед во временной перспективе. 

Хуан Родригес понимал, что из раба можно выжать больше пользы иначе, чем нахлестывая его кнутом. В каждом человеке есть предел его работоспособности, который можно преодолеть и получить еще больше производительности труда. Кнут лишь загоняет раба в тупик предела возможностей. 

Вот почему Хуан Родригес одобрительно улыбался, наблюдая неодобрительную реакцию дочери на удары кнута, рассыпаемые надсмотрщиками на голые спины рабов. Хотя, может отцу слишком сильно хотелось сделать дочь преемницей, а ей мечталось о другом. Хелена Родригес получила хорошее образование, и должен настать момент, когда Хуан Родригес раскроет дочери свои идеи и поделится воодушевляющими результатами смелых экспериментов. 

В своей пылкой юности молодой Хуан избрал своей возлюбленной дочь богатейшего плантатора. В те времена целеустремленного и жестокого, а сейчас того самого старого развратника, на которого работает Хуан Родригес, его зять. Иногда казалось, что именно дедушки, а не отца унаследовали нрав пятеро девочек. 

Добиваясь руки и сердца своей возлюбленной, Хуан был неистов. Однажды от взобрался по водосточной трубе и прошел по карнизу третьего этажа дома до окна дамы сердца. Та не знала этого и распахнула на ночь створки окна, сбив ими юношу вниз. Хуан чудом зацепился руками за карниз и провисел так до первых петухов, боясь попасть в лапы охраны. 

Тогда-то и заметил он, что любовь творит чудеса, придает сил и помогает преодолеть усталость. Любовь давала Хуану невиданную, нечеловеческую мощь. Размышления об этом привели Хуана Родригеса к разгадке тайны и даже открытию. 

Управляющий рабовладельческим хозяйством начал с простого и, как он ошибался, надежного подхода. Он стал улучшать условия труда рабов. Не всех, но небольшой команды на отдельной плантации. Поначалу производительность труда рабов действительно немного поднялась, что объяснимо – ведь отдохнувшие и сытые рабы успевали восстановить силы. Однако вскоре производительность упала вместе с дисциплиной. Команду пришлось выпороть, после чего производительность труда рабов поднялась до исходной величины. 

Хуан Родригес не отчаивался. Эксперимент доказал, что телесное – не та область, в которой нужно заботиться о рабах. Наблюдая за бесплатной рабочей силой, управляющий заметил, что рабы проявляют изрядную сплоченность, когда речь идет о сопротивлении надсмотрщикам, и кнуты становятся бессильны, вызывая не подмогу ружья. Хуан Родригес подумал, снова ошибаясь, что рабы дорожат друг другом и даже любят друг друга как братья по несчастью. 

Возможно, именно он, Хуан Родригес стал первооткрывателем профсоюзов, вернее, союза рабов, и именно из тех времен вышло приснопамятное “Пролетарии всех стран соединяйтесь!”. Если ранее рабов загоняли на ночь в бараки и запрещали всяческие разговоры, дабы не сговорились на бунт, и в этом был, как всегда, незаменим кнут, то в новой парадигме общаться не просто разрешалось, но и поощрялось. Правда, действовало ограничение, прошедшее через века – “Больше трех не собираться!”. Регламентировались и темы разговоров, ну да разве за этим уследишь? 

Пришлось в каждой тройке делать одного из них тайным осведомителем, но и здесь обожглись. Стукачи стали стучать, дабы получить с этого выгоды. На пустом месте возникали псевдозаговоры и псевдонедовольные. Таких казнили и секли, что множило настоящее недовольство из-за несправедливости. Все чаще находили непроснувшихся осведомителей. Пришлось отказаться и от этого начинания, но справедливости ради, следует отметить, что и в этом случае поначалу поднималась производительность труда. Хуан Родригес снова расстроился, но не терял надежды. 

Новую идею управляющему подсказали дети – не свои дочери, а дети прислуги, а это дети рабов, родившиеся рабами. Как и полагается в высшем свете, Хуан Родригес вкладывал силы, время и деньги в своих дочерей. Их учили дорогие гувернантки из Старого Света. 

Как и водится, девочки учились тяжело, тупили, не успевали и тяготились учебой. Увещевания отца, выбившегося в люди благодаря старательности и обучению у старших, о том, что образование необходимо, чтобы выйти замуж за достойного кавалера и воспитывать своих детей, обучая грамоте и манерам, не принимались юными девичьими душами. Да и мать их думала иначе – дочери богатого отца не окажутся без внимания женихов. 

Однажды, приложив ухо к двери комнаты младшей дочери, Хуан Родригес услышал лестный слуху детский голосок, бегло и с выражением читавший вслух какую-то книгу. Посчитав, что научилась читать самая ленивая из дочерей, отец распахнул дверь, чтобы похвалить старательную дочь, но увидел иное. 

У изголовья кровати сидела на скамеечке дочь служанки, сверстница дочери Хуана Родригеса и читала вслух, а собственная дочь нежилась в постели, играла с куклой и поедала конфеты. Опешив, отец за ухо вывел из комнаты дочь служанки и собирался уже строго отчитать ее, как спохватился и перешел к расспросам плачущей девочки. 

  • Ты умеешь читать?, – спросил он ее. 
  • Да!
  • Как ты научилась?
  • Я была рядом, когда учили вашу дочь. Я втайне читала ее книги. Меня накажут?, – зарыдала девочка. 
  • Нет, но скажи мне, зачем тебе учиться?
  • Ну, как же зачем? Мне нужно учиться, чтобы жить лучше, чем моя мама! Ведь ваша дочь захочет оставить меня при себе, когда мы обе вырастем. Я же умею читать, а ваша дочь…, – и девочка осеклась, но отец понял. 

Маленькая дочь рабов уже знает, что ее ждет в жизни, и как можно улучшить свою жизнь. Маленькая девочка понимает важность обучения грамоте и делает все, чтобы учиться. 

Хуана Родригеса осенило. Вот что нужно, чтобы сделать труд рабов добросовестным и продуктивным. Нужно учить рабов, давать им образование. Нужно воспитывать рабов в духе стремления к лучшей жизни, а для этого “Учиться, учиться и еще раз учиться!”. Ведь не все рабы изнурительно трудятся на плантациях. Образованные рабы работают  учетчиками, весовщиками, кладовщиками. 

Применение образованных рабов можно расширить! Такого раба можно назначить бригадиром рабов! Образованных рабов можно привлечь к обучению других рабов! 

Чему обучать? Прежде всего, грамоте – учить читать, писать, считать. Рабов нужно просвещать в вопросах их незамысловатых профессий – биология сахарного тростника, химия сахара, механика уборки и перевозки. 

Мысль Хуана Родригеса неслась вперед в счастливое будущее рабов и рабовладельцев. Маленькая рабыня с испугом глядела на светящееся лицо господина. 

Все встало на свои места. Если в центре управления рабами окажется их образование, то первые две попытки Хуана Родригеса поднять производительность труда окажутся кстати. Теперь можно улучшать условия труда, в зависимости от уровня развития раба, можно вновь разрешить рабам собираться вместе, чтобы обмениваться знаниями и опытом. В конце концов, обучение грамоте детей рабов будет стимулировать развитие их родителей. 

Сияющий открытием Хуан Родригес незамедлительно приступил к построению идеального мира рабов и рабовладельцев, и замысел был воплощен в жизнь, дав повод прозорливому управляющему гордиться собой. Кто знает, может, именно благодаря этому святому человеку наша цивилизация получила свободный наемный труд, хоть и похожий на рабский, но все же свободный де-юре. 

Теперь главной заботой Хуана Родригеса стал вопрос преемственности. Бог не дал ему сыновей, но пятеро его дочерей не хуже его самого продолжат дело отца. 

Хуан Родригес стал передавать своей старшей дочери дело всей своей жизни. Хелен Родригес оказалась благодарной ученицей, переняв в точности науку мотивации рабов развитием. Вслед за ней по стопам Хелен пошли ее сестры. Однако благое начинание споткнулось на младшей из сестер – Хуаните. 

С детства избалованная, ленивая и туповатая девочка выбрала легкомысленный путь . Нежилась в постели, играла в куклы, пожирала сладости или совершала бесцельные прогулки по окрестностям поместья верхом на пони с розовым бантом в уздечке, за что ее саму за глаза называли “Розовая Пони”. 

Когда пришла ее очередь встать в строй отцовской династии просвещенного управления рабами, Хуанита сделала это в свойственной ей легкомысленной манере. Если зерно управления рабами в их развитии, то кто сказал, что это могут быть лишь обучение грамоте и секретам профессии? 

Хуанита добавляла в программы развития рабов все новые и новые необычные и даже нелепые программы обучения. Ставка на таланты, оценка по кругу, развитие плюшевых компетенций, градус раба, k-коэффициент p-правильных i-инициатив, психологическая оценка по положению ног при беседе, удаленная от плантации работа рабов, рабская культура плантации, рабские ценности, ну, и конечно работал бренд Хуаниты Родригес – прообраз HR-бренда. 

Производительность труда рабов упала, но теперь это было не важно. Муж Хуаниты был работорговцем, а рабы, прошедшие курсы обучения и развития на учебных плантациях Хуаниты продавались дороже. Учебные центры, открываемые Хуанитой в Новом Свете, обрели брэнд “Мастерская бирюзовых ангелов”, потому что сама Хуанита с детства носила бирюзовый бант. 

С годами, а потом и веками позднее рьяные последователи Хуаниты превратили наследие Хуана Родригеса в фарс, который, как казалось, удивительным образом все принимали за чистую монету, как это бывает с большинством религий – полная чушь, воспринимаемая всерьез. Рабовладельцы покорно приняли это, задумав получать прибыль не от производства, а от маркетинга продаж. 

Отказаться от HR – так стали называть работу с рабами в память о Хуане Родригесе – было бы признанием в непросвещенной дремучести и гуманитарной отсталости среди продвинутых предпринимателей. 

К слову сказать и к чести Хуаниты, рабы стали чувствовать себя гораздо комфортнее, хотя уровень их профессиональных компетенций все более снижался. Бирюзовые отношения почти не сопровождались свистом кнутов. Надсмотрщики стали считать рабов людьми. Рабовладельцы не отчаивались, надеясь на замену в будущем рабов на роботов. Остатки инженеров и конструкторов изобретали искусственный интеллект. Кто знает, возможно, в будущем мир людей будет устроен иначе, чем при рабовладельческом строе. Люди будут работать, чтобы работать, ничего не производя, а роботы займутся рабской работой в ее прежнем плантаторском значении. 

Скажем же “Спасибо!” дочери Хуана Родригеса и всем современным “розовым пони” HR…

Сергей Александрович Русаков

3 сентября 2019 года

Борт самолета из Москвы.

А ещё посмотрите на эту тему такие публикации:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *