“Призраки уволенных сотрудников” (научно-фантастический рассказ)


С некоторых пор Потапов разлюбил ночные дежурства в офисе, а до этого любил. По ночам Потапов учился. Его мечтой было пройти онлайн курсы, получить новую профессию и приходить в этот офис не на дежурство, а на работу.

В огромном офисном здании работает известная айти компания. Огромный офис переполнен айтишниками. В каком-то смысле, Потапов давно тяготел к айти. По крайней мере, когда он заходил на сайты, ленты и форумы айтишников, непонятное, тем не менее, казалось близким по духу.

Когда выпадало дежурить днем, Потапов время от времени выходил курить. У подножия офисной глыбы собирались курящие айтишники. С одним из них сложилось знакомство. Оказался руководителем отдела тестирования. Он-то и посоветовал Потапову учиться. Они обменялись номерами телефонов, и Потапов получил ссылку на онлайн курсы для тестировщиков. Новый знакомый пообещал взять на работу к себе, в свой отдел. Потапов загорелся идеей.

Человек он был организованный и настойчивый. Если брался за что-то, доводил до конца и не позволял себе дать слабину, отступить. В свободное от работы время, Потапов находил возможность заниматься в спортзале, учить английский и читать книги.

Время для онлайн обучения азам тестирования Потапов нашел ночью, в дни дежурства. Это было удобно по многим причинам. Во-первых, бесплатное подключение к интернету. Во-вторых, ночью было тихо, и никто не мешал.

Так было, пока не произошло необычное. В первый раз это напугало нетрусливого Потапова до дрожи и холодного пота. Потом такое воспринималось без первоначального физиологического ужаса, но все же было страшно.

По правилам, ночное дежурство сводится к сидению в загородке ресепшен перед мониторами с видеокамер, да периодическому обходу этажей. Вот так, в одну из ночей Потапов увидел на мониторе фигуры людей в темном коридоре и не придал значения – айтишники часто оставались что-то доделать или были на круглосуточном дежурстве техподдержки. Однако что-то заставило Потапова отвлечься от видеоурока и вновь заглянуть в монитор.

Двое стояли у колонки кулера с горячей и холодной водой, но вот один из них сделал шаг вперед, к другому и… Через его тело стал видимым красный огонек лампочки на кулере.

Потапов пощелкал переключателями и приблизил изображение. Обе фигуры были прозрачными! Как привидения! Они стояли, и казалось, просто разговаривали, но тела их просвечивались насквозь.

Через пару минут эти странные существа ушли, а Потапов сидел оцепеневший, уставившись в монитор. Придя хоть как-то в себя, уняв дрожь, он достал из пачки сигарету и вышел на воздух. Стало холодно на ветру – он промок от пота. Потапов вернулся на место, вновь заглянул в монитор – ничего, кроме кулера с красным огоньком.

“Может, померещилось? Или не заметил, как задремал, и все это приснилось?”, – попытался успокоить себя Потапов, но обходить этажи в эту ночь не решился. Потом он несколько раз видел подобное – по полутемным коридорам сновали призрачные тени. Явно! Потапов отдавал себе отчет, что не спал и видел привидения своими глазами.

Из опасений, что его сочтут сумасшедшим, Потапов не стал докладывать о своих необычных видениях видениях начальству – еще уволят! Товарищам тоже ничего не сказал – доложили бы. Чтобы реагировать на привидения, Потапов стал вести дневник своих наблюдений.

Один и тот же этаж, одно и то же место – в коридоре возле кулера. Привидений было двое, иногда трое и даже четверо. Потапова подмывало осмелеть, подняться на этаж и посмотреть на все своими глазами, но… Страх был сильнее, и тогда он догадался сделать то, что должен был сделать по инструкции, но не сделал, забыл.

Потапов включил микрофон на камере и теперь мог не только видеть, но и слышать то, о чем говорят… привидения. Так он впервые услышал разговор привидений. Их голоса были глухими, сопровождались треском и шорохом, но может, это сам микрофон давал помехи.

–       Они поменяли кулеры!, – прошелестел первый голос, и Потапов догадался, что говорит тот, которого он видит слева на мониторе.

–       Мы уже обсудили!, – перебил второй, тот, что справа.

–       Нет! Я о другом!, – возразил левый силуэт. – Когда здесь впервые поставили кулер, мы были очень рады. Толпами стояли в очереди, чтобы налить кипятка в пластиковый стаканчик с пакетиком чая.

–       При мне тот старый поменяли на этот новый, – продолжил дискуссию правый силуэт. – У нас случилось противоположное – к новому кулеру перестали приходить. Он берет воду из водопровода. Все считают, что вода стала хуже, а температура кипятка – ниже. В целом же, все считают, что дела в компании пошли хуже, раз экономят на воде в бутылях.

–       Да-а-а! Времена меняются!, – задумчиво протянуло левое привидение. – По сравнению с тем, что было при мне, вы живете в райских условиях! Я еще в первый раз, когда появился здесь, все обошел и увидел.

–       Я в следующем сновидении попробую побывать в офисе в твои времена, – продолжил правый. – Посмотрю сам! Может, ты и прав, и мы привыкли к хорошей жизни! Жалко, что нельзя во сне побывать в будущем!

–       А я слышал, что люди пытаются, правда, не знаю, насколько успешно, – добавил левый. – Еще Кастанеда писал, что это опасно! Есть риск не вернуться из сна!

–       Это что!, – с толком знатока перебил прозрачного собеседника другой такой же. – Нет ничего опаснее, чем материализоваться в одном из миров, в котором оказываешься в управляемом сновидении. В свой мир не вернешься, а в другом окажешься чужим. Вот это бывает время от времени!

“Вот оно что!”, – догадался Потапов, – “Осознанные сновидения!”. Он читал что-то об этом. Заинтересовался, но не более, не попробовал. Что же получается? Оба привидения – это двое людей, которые сейчас где-то спят, а здесь.. Нет! Не может быть! Сон есть сон! Только если… Может, он тоже уснул? Потапов ущипнул себя за щеку. Вскрикнул. Для надежности дернул себя за ухо. Вскрикнул еще раз. Нет! Он не спит!

Если двое уснули и оказались в офисе полупрозрачными телами, то они уж точно не какие-нибудь мертвецы, встающие из могил, как в фильмах ужасов. Значит, этих как бы привидений можно не бояться.

Потапов решительно поднялся, взял фонарик и стал подниматься по лестнице. Шестой этаж. Подниматься нужно осторожно, чтобы не спугнуть этих…

Подъем занял несколько минут. Потапов остановился перед закрытой дверью, ведущей с лестницы в коридор. По его расчетам, привидения должны находиться где-то здесь. У кулера с водой.

Потапов приложил ухо к двери и услышал шелестящие голоса. Чтобы лучше слышать, чуть приоткрыл дверь – до узкой щелочки, так, чтобы свет с лестницы через щель в двери не обратил на себя внимание привидений.

–       Привет, коллеги!, – с радостной интонацией прозвучал шелестящий голос.

–       Привет!

–       Привет!

Что такое? Привидений трое? Потапов, кажется пропустил появление еще одного привидения.

–       Давайте знакомиться!, – несмотря на шелестящий голос, Потапов опознал в нем новенького. – Тимофей!

–       Кирилл!, – представился тот, кого Потапов видел на мониторе справа.

–       Семен!, – завершил знакомство тот, кого Потапов видел слева от кулера.

–       Ты тоже здесь работал?, – спросил Кирилл у новенького.

–       Нет! Но бывал! Довольно часто!, – прошелестел голос Тимофея. – Мы были консультантами этой компании.

–       То-то мне кажется, что я тебя видел!, – голос Кирилла выдал радостное возбуждение.

–       А мы тут стоим возле кулера и вспоминаем былое, – добавился в разговор голос Семена.

Потапов замер за дверью, прислушиваясь. Он словно попал в фантастический фильм. Рядом с ним, всего в нескольких метрах, три фантома, которых поначалу он посчитал  привидениями, мирно беседовали, вспоминая что-то общее. Суть прозрачных существ с шелестящими голосами он, кажется, понял. Где-то в своих кроватях спят трое людей, отправившихся в путешествие управляемого сновидения. Их проекции, фантомы странным образом оказались в реальном мире ночного офиса, и он, охранник Потапов, стал свидетелем необычного явления. Вот это да! Никто ведь не поверит!

Потапов мысленно чертыхнулся. Он оставил свой мобильный телефон на столе пункта охраны. Можно было бы записать разговор фантомов на диктофон, а может, удалось бы осторожно снять призрачные силуэты на видеокамеру телефона. Ну, ничего! Все охранные видеокамеры записывают и сохраняют все, что попадает под объективы, значит, и приведения записаны. Разговор трех фантомов продолжался, и Потапов прислушался.

–       Так что, сравнение прошлого и настоящего компании дает неоднозначные выводы!, – завершил какую-то мысль фантом Кирилл. – Я нахожусь здесь в то же время, в которое здесь же работаю. Семен работал здесь раньше. В его время компания была слабенькой, но растущей, а сейчас явно деградирует, несмотря на свою очевидную мощь.

–       Мы радовались, когда впервые появились кулеры, потом кухни, потом баранки и конфеты!, – фантом Семен, вспоминая благодатные времена компании, судя по голосу, расчувствовался. – Кофе-машины в каждой кухне сделали наш офис раем! Грустно, что во времена Кирилла все это стали отбирать!

–       С точки зрения теории, фаза роста компании всегда сопровождается введением режима экономии, – тоном голоса фантом Тимофей напомнил, что он консультант. – Правда есть и альтернативное мнение, согласно которому нужно действовать прямо противоположно. В период роста нужно тратиться на рост, как кормить ребенка, когда он растет. Сравнение с ростом ребенка тем хорошо, что на этом примере видно и другое – корми, даже если не в коня корм, то есть, толк от ребенка будет не сразу, но будет обязательно. Я кстати…

–       Это не про нас!, – перебил ораторствующего фантом Кирилл, возможно, ревнуя, что тот завладел вниманием. – Пока мы видим лишь экономию и потери. Экономят на конфетах, а теряют сотрудников – все видят признаки утраты былого благополучия и уходят!

–       Я как раз хотел об этом… , попытался продолжить фантом Тимофей, но фантом Кирилл снова не дал ему сказать.

–       Чем они там думают?, – очевидно, Кирилл имел ввиду кого-то на самом верху. – Если так продолжится, то скоро все закончится!

–       Нет!, – фантом Тимофей оказался настойчивым и все же перехватил инициативу. – Мне удалось несколько раз побывать в будущем этой компании!

–       Как?, – шелестяще воскликнул фантом Кирилл.

–       Как это?, – добавил своего удивленного шелеста фантом Семен. – Это же опасно! Очень опасно!

–       Да! Именно так! Я знаю!, – кажется, фантом Тимофей заинтриговал собеседников. – Я попробовал, и ничего опасного со мной не произошло. Я несколько раз побывал в своем управляемом сновидении в будущем времени. Вот так же я встречался с сотрудниками компании и разговаривал с ними, и в разговорах узнал много такого, что обогатило мои знания.

–       Как далеко в будущее тебе удалось заглянуть?, – внимание фантома Кирилла было захвачено неожиданным поворотом.

–       На пять лет!, – с гордостью путешественника-первооткрывателя ответил фантом Тимофей.

–       Значит, компания осталась на плаву?, – с ноткой удивления уточнил фантом Кирилл.

–       Да! И более того! В своем будущем компания процветает!, – фантом Тимофей был воодушевлен. – Да! Ей пришлось пройти через трудные времена, но она прошла! Случилось так, что сработал один важный принцип!

Разговор умолк. Потапов напряг слух и чуть подвинулся вперед, ближе к щели в чуть приоткрытой двери, да так, что прикоснулся к ней, и та стала открываться. Потапов стремительно и точно поймал открывающуюся дверь за ручку и вернул не место, рискуя, что фантомы заметят его.

На деле же произошло вот что. Фантом Тимофей не просто завладел вниманием собратьев по бестелесности, он сделал паузу чтобы закрепить результат. Так опытный рыбак перестает наматывать леску на катушку спиннинга, чтобы дать пойманной рыбе покрепче насесть на крючок.

–       Один одиозный мистификатор, Рон Хаббард, впрочем, такой же одиозный, как и почитаемый нами Карлос Кастанеда, среди прочих своих псевдорелигиозных учений вывел правила действий на различных стадиях жизни человека и организации, – чувствовалось, что фантом Тимофей имел опыт презентаций. – В зависимости от стадии следует действовать строго определенным образом. Стадия же определяется из анализа статистик состояний человека или организации. Исследования в этой области, но уже научные, вели и Деминг, и Шухарт, и Голдрат, и старик Адизес. Так что, скорее всего, тот самый мистификатор, или как сейчас сказали бы, визионер, не сам это придумал, а позаимствовал, – Тимофей вещал, а Потапов постарался запомнить прозвучавшие фамилии, чтобы потом найти и почитать труды этих авторов – он был по-хорошему любознателен.

–       При расширении бизнес как система выходит из равновесия, и переходит в стадию опасности. На этой стадии нужно задуматься о замедлении скорости роста до приемлемой, переносимой системой. На этой стадии действительно требуется включить режим экономии. Однако…

Шелестящий голос оратора снова смолк для пущей эффектности. Потапов прислушался, чтобы не пропустить самое интересное. От своего знакомого тестировщика он знал, что компания экономит, и многие этим недовольны. Ожидая грядущих сокращений, уходят сами. Вот отчего в тестировщики готовы взять даже Потапова. Похоже, сейчас привидение выдаст секрет.

–       Видимо никто – ни руководство, ни консультанты не знали о соотношении стадий и соответствующих им стратегий, – Тимофей как будто читал лекцию, – Говорят, об этом знал кто-то из стариков, пожилых сотрудников, еще старой советской закалки. На стадии роста нужно экономить, но ведь и зарабатывать тоже нужно, а для этого требуется производить. Производить стабильно, нужного количества и качества продукцию. Денег должно хватать и на поддержание на плаву, и на компенсацию неизбежных при росте потерь. Это только поначалу положение спасает сокращение расходов. Это очень непродолжительная фаза. Главное – производить! Чтобы было, что продавать! Благодаря кому-то вовремя сориентировались и сделали ставку на производство. А производство как раз было здесь – в этом офисе.

Охранник Потапов почувствовал гордость. Скоро он закончит онлайн курсы, получит сертификат и станет тестировщиком – частью производства, которое спасет компанию и сделает процветающей через пять лет. Это будут пять лет карьеры Потапова!

–       Как все это было?, – подал шелестящий голос фантом Кирилл, и кажется, он не верил, ведь сейчас, в его время, время его работы в компании, экономия и сокращение расходов набирали обороты.

–       В будущем мне рассказали, что тот самый старик стал всех призывать продолжать работать, несмотря ни на что. По сути – производить, – фантом говорил об этом тоном рассказчика легенды, байки или былины. – Кстати, рассказывали, что старик был любителем флэш-мобов. Он стал приносить из дому термос с кофе. Пил сам и угощал других. По дороге на работу он покупал баранки и конфеты. Его почин подхватили. Сокращение расходов на кухни стало безболезненным и вызвало все новые волны флэш-моба в поддержку компании и производства. Работали с хорошим настроением. Работали! Сохранили производство! Не обращая внимания на неизбежные в кризис интриги в верхах. Любимой поговоркой старика была цитата из басни Крылова: “А Васька слушает, да ест!”. В Ютубе еще можно найти видео, где сотрудники компании скандируют поговорку старика, как речевку. Постепенно за производством вытянулись продажи, реклама, весь бизнес. Компания стала ведущей в мире.

–       Не может быть!, – прошелестел недоверием к словам фантомного консультанта Кирилл. – По всем признакам, нашей компании наступает конец!

–       И наступил бы, если бы не ставка на производство! Если бы не старик!, – умело, как опытный участник участник дискуссий, перехватил ход беседы фантом Тимофей. – Кстати, он снова понадобился, когда компания вышла в мировые лидеры. Это потребовало смены парадигмы. Старика не могли найти. Он путешествовал по миру. Пешком, автостопом, на электричках. Когда его все же отыскали, старик сказал, что нужно…

В этот момент Потапов понял, что не заметил, как открылась дверь, за которой он прятался. Фантомы смотрели на него. Увидели!

–       Ты во сне?, – сориентировавшись, спросил фантом Тимофей.

–       Нет! Я не сплю!, – догадавшись, о чем речь, ответил Потапов.

–       Нам конец!, – резюмировал фантом Кирилл. – Если мы встретились в сновидении с живым человеком, это означает, что мы не проснемся там, где спим!

Кажется, фантомы впали в ступор от такого развития событий. Потапов испытал смущение, считая, что из-за него погибнут три человека. Где-то там, в своих своих постелях. Горе-то какое!

–       И сделать ничего нельзя?, – с надеждой спросил у фантомов охранник.

–       Последняя надежда!, – с решимостью прошелестел фантом Тимофей, видимо, знающий многое. – Тебе нужно уснуть! Прямо сейчас! Прямо здесь! Как только уснешь, а уснуть нужно по-настоящему, мы вернемся из сна, и может, останемся живы!

Потапов понял буквально. Улегся прямо на пол и… сразу уснул. Ему снился какой-то старик. Один из тех, что проходил через турникет охраны. Старик говори Потапову: “А Васька слушает, да ест!”. Потапов понимающе кивал головой, зная теперь, что значит это заклинание.

Проснулся Потапов за пультом охраны внутри стойки ресепшен. Раньше он отругал бы себя, что уснул на посту, но в этом особом случае Потапов знал, что своим сном он спас от смерти людей, чьи фантомы могли испариться, столкнувшись с реальным миром.

Вечером того же дня Потапов увидел старика из своего сна и выбежал к нему.

–       А Васька слушает, да ест!, – как пароль произнес Потапов, потрясая ладонь старика в крепком рукопожатии.

–       Да! Васька слушает, да ест!, – как ответ на пароль проговорил старик, с удивлением рассматривая охранника, с которым не был знаком, но видел здесь. – Помоги мне! Я сдал свой пропуск. Сегодня меня сократили!

Потапов проводил взглядом выходящего из офиса старика. В руке у старика была перевязанная бечевкой стопка книг. “Деминг”, “Шухарт”, “Голдрат”, “Адизес”, – прочитал на корешках книг Потапов. Кажется, не старик, а охранник спасет компанию, о будущем которой молодой парень узнал от фантомов с именами Тимофей. Кирилл. Семен.

Сергей Александрович Русаков.

8 апреля 2019 года.

Гостиница “Бельведер”, Санкт-Петербург.

А ещё посмотрите на эту тему такие публикации:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *