“Служба Черных Кошек” (фантастический рассказ)

Посвящается памяти писателя-фантаста Кира Булычёва.

Неясное беспокойство охватило Кошкина, когда он увидел гору мешков с мусором у крыльца своего загородного дома. Кошкин опаздывал на работу, и если завозить мусор в мусорный контейнер, к опозданию добавятся еще несколько минут. “И когда они успели наделать столько мусора?”, – озаботился Кошкин о своих семейных. Он всего на три дня улетал в командировку.

Возле мусорного контейнера, у которого Кошкин остановил машину, чтобы выгрузить мешки с мусором, сидела черная кошка. Кошек Кошкин не любил, несмотря на фамилию. Кошка подтвердила обоснованность нелюбви к ним Кошкина. Стоило ему тронуться с места, как она стремглав бросилась наперерез. Перебежала дорогу! Черная кошка! Вот незадача!

Кошкин на минуту замешкался, решая, как быть. Теряя драгоценное время. Если вернуться назад и проехать другой дорогой, к опозданию добавятся еще три-четыре минуты. Если пренебречь приметой… Кошкин пренебрег!

В этот момент в трех километрах по Калужскому шоссе водитель самосвала с песком выворачивал с трассы на огороженную строительную площадку, чтобы сбросить там песок. Он притормозил и выжал сцепление, но не мог переключить скорость на первую. Правой рукой он прижимал к уху телефон. Водитель, дождавшись паузы в потоке упреков жены, выдохнув и выдал ей достойный ответ.

В это время к самосвалу приблизилась машина Кошкина. Он включил левый поворот и начал объезд самосвала. Посмотрев в боковое зеркало. Все по правилам!

–              Дура!, – выпалил в телефон водитель самосвала, бросил трубку на пассажирское сиденье, включил, наконец, первую скорость, вывернул руль влево и рванул по соседней полосе – сейчас он приедет домой и всыпет жене по первое число!

Тут автомобиль Кошкина въехал под кузов самосвала. Кошки почувствовал удар и яростно нажал на клаксон. Кошкин выскочил из-за руля и направился к водителю самосвала. Тот уже спешил навстречу. Их встреча не сулила дипломатических переговоров. Кошкин закипал от ярости – теперь он точно опоздал на работу, и не на один час. Водитель самосвала был уже разогрет адреналинами перепалки с женой.

В этот момент… Если бы кто-то это видел! Вслед за машиной Кошкина остановился черный микроавтобус. С пассажирского места выскочил молодой парень. В руке он держал за холку черную кошку. Пробежав справа от столкнувшихся машин, парень отпустил кошку под кузов самосвала между передних и задних колес, сунул в рот свисток и подул в него. Кошка пробежала под самосвалом и бросилась через дорогу. Послышались сигналы машин, визг тормозов, удары столкнувшихся автомобилей.

Черная кошка пробежала ровнехонько между Кошкиным и водителем самосвала. Оба опешили. Остановились, буквально замахнувшись друг на друга.

Оказывается, и утро водителя самосвала было окрашено появлением черной кошки. Она поджидала его на выходе из подъезда старой пятиэтажки, в которой он жил с женой, дочкой-дошкольницей и тещей. С утра все было вроде бы спокойно. Теща молчала, хотя показушно постанывала, притрагиваясь к своей мигрени. Даже этого уже хватало. чтобы водитель самосвала начал заводиться раздражением.

Черная кошка сидела на краю дорожки от подъезда. Предчувствуя коварство кошки, водитель ускорил шаг, но кошка оказалась проворней. Она перебежала ему дорогу, почти попав под ноги. Водитель чертыхнулся и остановился. Надо бы постоять и подождать, пока незримый след кошки пересечет кто-нибудь другой.

Из подъезда вышел соседский мальчишка, школьник с ранцем за плечами. Водитель самосвала с благородной решительностью пересек след кошки первым.

–              Все дело в черной кошке!, – изрек понятное только двоим Кошкин. – Уже вторая за утро!

–              Значит, третья!, – поправил водитель самосвала, и оба кивнули, догадавшись.

Сокрушенно вздыхая, водитель самосвала и Кошкин пошли осматривать повреждения от столкновения. Удивительно, но “Шкода” Кошкина, въехавшая под кузов самосвала почти не пострадала от удара. Удар бампера легковой машины пришелся на шину дополнительного запасного колеса, которое водитель самосвала прикрутил к раме.

Поудивлявшись вдвоем, оба решили не вызывать гаишников, а потихоньку уехать с места дороги, запруженного столкнувшимися автомобилями. Стороны несостоявшегося конфликта пожали друг другу руки и разошлись по своим машинам.

Кошкин сдал назад, поглядывая в зеркало заднего вида, чтобы не задеть стоявший за ним черный микроавтобус со странными буквами “СЧК”.

–              Давай! Успей! Вдруг на его видеорегистраторе ты с черной кошкой в руке?, – скомандовал водитель микроавтобуса тому самому парню, что выпустил черную кошку на трассу. – Придумай что-нибудь!

Парень сорвался с места, выскочил из микроавтобуса, подбежал к “Шкоде” Кошкина и постучал в правое пассажирское окно. Кошин опустил боковое стекло.

–              Не подбросите до метро? Опаздываю!, – убедительно попросил парень.

Кошкин согласно кивнул и подождал, пока парень усядется и захлопнет дверь. Ему были понятны чувства опаздывающего – сам опаздывает. Благо, не на много!

–              Значит, до метро?, – переспросил Кошкин, просто чтобы переспросить.

Парень кивнул, подтверждая. Он не увидел в салоне машины видеорегистратора, но телефон владельца машины был вставлен в держатель на лобовом стекле так, как это делают, чтобы использовать телефон в качестве регистратора. Это нужно было выяснить, и парень думал, как. Он выбрал простой путь.

–              А меня Юрой зовут!, – представился он и повернул к Кошкину улыбающееся лицо.

–              А меня – Андрей Андреевич!, – Кошкин был не прочь поболтать дорогой. – Учитесь или работаете, молодой человек?

–              Учусь и работаю!, – ответил Юра.

Кошкин одобрительно кивнул. Сам он в юности учился и работал. Правда, сейчас работают, чтобы оплатить учебу, а в старые добрые времена учеба была бесплатной, а деньги были нужны на нужды молодой семьи – жены и сынишки. Вот Кошкин и старался, не щадя себя.

Юра, студент психологического факультета МГУ, нашел себе необычную работу. Среди студентов во множестве вились рекрутеры, нанимающие дешевую рабочую силу джуниоров. Так Юра попал в поле зрения агентства “Служба Черных Кошек”. Рекрутер не открывал полной информации о работе, призывая дождаться собеседования.

Поначалу Юре показалось, что это что-то вроде волонтерской инициативы по спасению бездомных животных. Однако агентство “СЧК” работало при одном закрытом НИИ. После подписания трудового договора и обязательства о неразглашении Юра узнал правду. Она была поразительна в своей грандиозности.

Научно-исследовательский институт проблем информатизации социальных систем изучал влияние современных информационных технологий на людей. Очень скоро исследования пошли по неожиданному направлению. Оказалось, что о каждом человеке собирается и накапливается столько данных, что их обработка дает удивительные результаты. К слову, что-то подобное делают маркетологи, чтобы знать о потребительских предпочтениях населения и каждого человека.

Институт тоже поначалу проводил заказные маркетинговые исследования на основе обработки больших объемов данных. Пока однажды в одной лаборатории не решили написать программу, отслеживающую все, что происходит с человеком, выбрав несколько подопытных людей. Получилось. Кто-то предложил дополнить программу слежения математическим аппаратом теории вероятности, и тогда прогнозы событий по прошествии некоторого времени стали сбываться.

Программу вновь дополнили. На этот раз модулем прогнозов опасных для жизни человека событий, и скоро убедились, что программа уверенно предсказывает несчастные случаи. Подтверждения прогнозов поступали своеобразные. Например, о подопытном человеке в программу поступала информация об активизации его полиса медицинского страхования на дорогие операции или того драматичнее – о замене паспорта на справку о смерти с соответствующими переменами номенклатур массивов и номеров. Этому предшествовали расчеты, показывающие рост коэффициентов опасности в поступающих данных о человеке.

О возможностях программы доложили правительству. Чуть позже в институт пришел госсзаказ на разработку программного комплекса по предупреждению несчастных случаев среди населения. Началась работа, захватившая энтузиазмом сотрудников института.

Скоро обнаружили проблему. Как повлиять на ход событий, на конкретного человека, о ком прогноз давал высокую вероятность несчастного случая? В жизнь таких людей пытались вмешиваться, но получалось не всегда хорошо. Даже если нужного человека останавливает сотрудник ГАИ, выделенный его начальством для участия в эксперименте, но под легендой. Человек удерживается некоторое время. По задумке такая задержка должна бы сбить цепочку событий, ведущих к несчастному случаю. Однако после задержки человек словно сам восстанавливал ход событий, и несчастный случай все равно происходил. 

Это показали расспросы подопытных, проводившихся тоже под легендой. Например, страховой компанией в больнице, куда человек попал в результате несчастного случая. Единственное, на что реагировали люди, меняя свои планы и даже отказываясь от них совсем, так это приметы. Вот тогда-то и была воплощена идея воздействия на людей, вычисленная вероятность пути которых показывала опасность несчастного случая. Черные кошки!.

Если черная кошка перебегает кому-то дорогу, этот человек воспринимает случившееся как знак – хорошего пути не будет, а будет несчастье. Предрассудок, но очень живучий, действенный. Так возникла “Служба Черных Кошек” .

Поначалу сделали ставку на волонтеров, потом на студентов, потом на временно безработных образованных молодых людей. Позже в проект стали брать пенсионеров. С агентами Службы проводили короткий обучающий курс, а затем после стажировки и аттестации допускали к  работе.

Вычислительный центр давал фамилии людей и даты несчастных случаев с ними. Диспетчер назначал бригаду для каждого предполагаемого несчастного. Потомник выдавал пару кошек в клетках. Их обучали по сигналу ультразвукового свистка перебегать дорогу. Работа велась организованно. Кривая графика статистики несчастных случаев устремилась вниз.

Юрий был стажером. Его наставник остался в машине и ехал за машиной Кошкина. Наставник переживал за подопечного. Толковый в общем-то парень, Юрий был на пределе напряжения. Пришлось срочно применить повторное воздействие – вычисленный программой Кошкин пренебрег приметой, попал в аварию, а дальше события закрутились, как это бывает, в клубок, что грозило все новыми несчастными случаями. Правда, повторный запуск черной кошки между двумя водителями, готовыми вот-вот подраться, остановил обоих. Позже от другой бригады станет известно, что и водитель самосвала пренебрег приметой.

Теперь важно, чтобы момент, когда Юрий выпускает черную кошку на Калужское шоссе, не был записан на видеорегистратор. Юрий в это время старательно выяснял, не ведет ли Кошкин видеозапись на свой мобильный телефон, так специфично закрепленный в кронштейне на лобовом стекле.  В голову Юрию приходили одна за другой идеи, как убедиться в том, нет ли нежелательной записи на телефоне, и как избавиться от нее, если есть.

Можно попросить телефон, чтобы позвонить, а самому просмотреть, велась ли видеозапись. Можно попросить остановиться, а самому схватить мобильный телефон водителя и убежать с ним, на бегу проверяя, велась ли запись. Потом вернуть телефон и извиниться. Ни одна из идей не нравилась Юре, и он пришел в совершенное отчаяние. Потому и решился на неразумный шаг.

–              Вы верите в приметы?, – начал опасную тему Юрий. – Вот, например, в черных кошек?

–              В черных кошек? Типа, если перебежала дорогу, жди неприятностей?, – Кошкин запнулся, вспомнив свое утро, столкновение машины с самосвалом и свое столкновение с его водителем. – Черные кошки? Черные кошки!

Юра заулыбался. Кажется, он нашел выход из ситуации. Юра рассказал всё. Он проекте. О его истории. О своей стажировке. Об истории с черной кошкой, которую он вез в микроавтобусе, чтобы выпустить на Калужское шоссе, и не дать случиться драке двух участников аварии.

Кошкин молчал. Юре показалось, что тот ошеломлен от услышанного, от того, что узнал неожиданное и необычное.

–              Ну, ты даешь!, – взорвался смехом Кошкин. – Ну, уморил! Вот это фантазия! Камеди клаб? Стендап? Я видел вас по телевизору! Вот это повезло! Я уже думал, день пошел коту под хвост! Кошке! Черной кошке!

Кошкин никак не мог успокоиться и продолжал смеяться, как от смешной шутки. Юра растерялся и не знал, что делать.

–              Ну, юморист, вот и метро! Приехали! Спасибо за хорошее настроение! А еще говорят, что черная кошка к неприятностям!, – Кошкин был явно доволен таким поворотом событий. – Служба черный кошек! Круто! Отличная шутка!

Юра вышел из машины, напоследок снова подумав схватить телефон водителя и сбежать. Юра просто вышел. Затрезвонил мобильный Юры. Наставник разыскивал его. Рассказать или нет о разговоре с водителем?

Однажды Кошкин решил просмотреть видеозапись того самого дня. Она всегда ставил в машине свой мобильный телефон в режим видеокамеры. Вот черная кошка перебегает дорогу перед машиной возле мусорного контейнера. Вот неожиданно его подрезает самосвал. Вот машина Кошкина въезжает под кузов самосвала. Вот… Вот Юра, тот самый юморист, пробегает вдоль его машины с черной кошкой в руках и выпускает ее под кузов самосвала.

Увиденное заставило Кошкина найти другое объяснение событиям того дня. Парень, оказывается, был просто сумасшедшим. Выдумал фантастическую историю, поверил в нее и опасно для окружающих выпускал перед ними черных кошек. Сумасшедший!

Юра не прошел аттестацию, не был допущен к работе и снова стал безработным студентом.

Служба Черных Кошек продолжила свою необычную деятельность, неуклонно снижая кривую несчастных случаев.

Теперь, если перед вами дорогу перебежит черная кошка, знайте…

Сергей Александрович Русаков.

9 октября 2018 года.

Вагон метро.

А ещё посмотрите на эту тему такие публикации:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *