“Лунный Мальчик”: 9-я глава

Глава 9-я, в которой появляется злобный падший ангел, намеренный уничтожить человека, но в сражении проигрывает и навсегда покидает мир

Пришлось склонить голову влево, а потом вправо. Приходилось делать это постоянно, чтобы лучше видеть. Зрение собаки имеет такую особенность. Конечно, видеть в темноте – это плюс, но сектор отчетливой картинки, похожий на клин, невелик. Вот и приходится наклоном головы добавлять сектор слева и сектор справа.

Собака выбрана не случайно – и удобно, и символизм. Черный пес, проживающий по соседству. Большой, черный, лохматый и грозный с виду пес был выбран для подселения, необходимого в исполнении замысла.

Темный ангел Марабас вселился в соседского пса по кличке “Пират” в ту ночь, в которую ангел Альвасар не прилетал к особому мальчику. В отличие от светлых ангелов, темные ангелы или “аггелы”, как принято их называть, вовсе не славятся сплоченностью и склонностью к общим собраниям. Каждый имеет свою собственную интерпретацию несогласия с Создателем. Потому вылазка аггела Марабаса в мир людей была его частной инициативой.

Ажиотаж среди светлых оппонентов привлек внимание аггелов. Кто-то не придал значения появлению среди людей особого человека, а значит, новому проекту Создателя. Кто-то испытал приступ злобы к людям и воспламенил тлеющую обиду на Творца. Кто-то словно получил импульс, удар электротоком и загорелся продолжением войны за уничтожение людей.

Марабас возбудился от возмущения. Специализирующийся на болезнях, как оружии против людей, он был возмущен. Больной ребенок и особый человек? Что опять задумал Создатель? Он докажет! Болезни, которые попускает ему насылать на людей благодушный Создатель – лишь простое и надежное средство уничтожения людей, а не мера воспитания и исправления, как это считают недалекие служители религиозных культов.

Больной ребенок, пусть и особый, слаб перед могуществом ангела, хоть и падшего, изгнанного с Небес. Ведь силы-то при этом аггелов не лишили. Градус могущества особых людей сложно понять. Когда-то об этом можно судить по делам человека, а когда-то это ощущается, как жар от огня – на расстоянии. Марабас наблюдал, прислушивался к ощущениям. Никаких чудес за это время особый ребенок не совершил, никаких необычных способностей не проявил.

Марабас, пользуясь нахоженными тропами черного пса Пирата, ночью пролез под воротами, проник на территорию сада, пробрался к дому и заглянул в спальню, чтобы увидеть мальчика. Если аггел Марабас оружием уничтожения людей использует болезни, то он, конечно, непревзойденный диагност и диагноз он поставил мгновенно. Улыбнулся, довольно. На что рассчитывает Создатель?

Внутренне расслабившись, Марабас одернул себя. Недооценивать Создателя – опрометчиво. Всемогущий не станет слабее. Всеведущий не поглупеет. Создатель всегда выигрывает.

До сих пор в поле сомнений и дискуссий находится вопрос о результатах искушения первых людей на нарушение запрета Создателя. Ну, жили бы себе в Эдеме, плодились и размножались бы люди, сохранившие верность Создателю. Нет! Рожают в муках! В поте лица добывают хлеб насущный! Погрязли в грехах, но… Люди стали сильнее, независимее, и самое печальное, – творческими. До зависти что ангелов, что аггелов! Шесть дней Создатель творил и на седьмой предался отдыху. С этого момента, что называется, прямо с понедельника, люди творили свой мир и продолжают творить, не переставая.

Больной ребенок – особый человек? Не купиться бы на кажущуюся простоту ситуации! Не ловушка ли?

Парализованный с детства Многоболезный Пимен. Слепая Матрона Московская. Серафим Саровский с перебитым позвоночником. Все эти святые… Победить их болезнью не удалось. Более того, они исцеляли больных, прямо противодействуя злым планам Марабаса.

Маленький ребенок. Лет трех. Лежит, свернувшись калачиком. Сопит во сне. Ничего особенного! Вот он качнул головой. Приоткрыл на мгновение глаза. Марабас поспешно вернулся в собаку, и став собакой засклулил, и чтобы не шуметь побежал, поджав хвост и склонив морду к земле.

Мгновения хватило маленькому человеку, чтобы нанести удар. Мозг пса словно взорвался и запылал. Потребовалось приложить усилия, чтобы успокоить боль. Марабас был обескуражен. Он получил удар. Обычно особые люди, будучи, в большинстве своем гуманистами, не наносят прямых ударов аггелам, словно не хотят мараться. “Отойди от меня, Сатана!”, – было максимальной ответной реакцией одного особого человека. Правда… Он же однажды, но тоже, чтобы не мараться, загнал множество аггелов в свиней, пасущихся стадом, и отправил их броситься с обрыва в море.

Удар малыша, лишь приоткрывшего во сне глаза, говорил о многом. Марабас был опознан особым человеком, как враг, реакция была молниеносной и сильной, болезненной для аггела. Такие разящие удары раздавал своим мечом налево и направо архангел Михаил во время исторического сражения ангелов.

На следующий день аггел Марабас продолжил наблюдения из-за забора, разделяющего дачные участки. Среди наступившей ночи он увидел необычное. На землю спустился ангел. Его светящееся присутствие было неприятно аггелу. Прилетевший ангел расположился на скамейке в саду и, кажется, он охранял особого человека.

Через некоторое время рядом с ангелом засветилось еще одно пятно света, скоро оформившееся в узнаваемые контуры. Это был тот самый ребенок, которого аггел видел спящим в кроватке.

Ребенок светился и был прозрачным, как разглядел это Марабас, наклоняя влево и вправо собачью голову. Значит, ребенок владеет экстериоризацией – отделением духа от тела. Значит, его маленькое беззащитное тельце в данный момент лежит и спит в кроватке. У Марабаса созрел план, но нужно подготовиться, чтобы наверняка. Если в следующую ночь ребенок снова выйдет из тела, аггел воспользуется моментом, и тогда с особым человеком будет покончено. Тело беззащитно, и если действовать быстро…

Следующая ночь пошла по плану. Ровно в три часа ночи прилетел и расположился на скамейке в саду Лунный Ангел Альвасар. В ту же минуту рядом с ним оказался Кирюша. Светящийся и довольный. Он ждал Ангела, чтобы тот продолжил рассказ об устройстве мира.

–          Здравствуй, Лунный Ангел Альвасар!, – Кирюша был рад другу.

–       Здравствуй, мой Лунный Мальчик Кирюша!, – Ангел был рад не меньше – он начал осознавать, что с ним происходит нечто неординарное, и может быть, Архангел Гавриил чувствовал нечто подобное в давний исторический момент.

–         Что решил Создатель сделать с ангелами, уничтожающими людей?, – вновь поразил неожиданностью вопроса Кирюша.

–              Что ж!, – вздохнув, начал рассказ Альвасар.

Создатель непостижим никем. Он создал все. В том числе, ангелов. То, что часть из них не приняла решения Создателя о создании людей, не делает их не его созданиями. Люди – те вообще, как кажется, не признают Создателя, и он им прощает. Так что, сам Создатель принял позицию ангелов, не принявших его позицию. Вот так!

Мир ангелов поделился, и это уже сами ангелы решили разобраться между собой. Верные Создателю ангелы посчитали, что ангелам-отступникам не место на Небесах, то есть, рядом с верными ангелами. Было решено низвергнуть оппозицию в Преисподнюю. Кто же пойдет туда добровольно? Вот и случилась война. Верные ангелы, предводимые Архангелом Михаилом, победили, и низвергли своих противников, которых стали называть падшими. Если так произошло, то на это определенно была воля Создателя. С тех пор между светлыми и темными ангелами идет “холодная” война. Светлые противостоят темным, не давая им уничтожать людей. Темные не успокаиваются и действуют…

–     Постой!, – вдруг остановил рассказ Альвасара Кирюша. – Ты слышал?

Альвасар прислушался. В этот момент раздался шум, шипение, громкий кошачий вопль и злобный собачий лай. Из-под крыльца дома в сторону Кирюши и Альвасара бежал скачками крупный черный пес, а за ним, преследуя в погоне, мчалась кошка.

–       Вверх!, – скомандовал Кирюша и взмыл в темное небо. – Это зло!

–       Альвасар подчинился и летел рядом.

Посчитав беседу ангела с особым ребенком увлеченной, аггел Марабас пролез под воротами и затем заполз под крыльцо дома. Он был под полом спальни. Аггел заглянул в комнату и увидел спящего мальчика. Настало время действовать и уничтожить беззащитное дитя.

Соседская кошка, та самая, которую Кирюша отбросил, не давая ей убить птиц, и та, чьего котенка он спас, сняв с дерева, второй день не находила себе места, чувствуя рядом какую-то необъяснимую опасность. Не понимая, что заставляет ее это делать, кошка, крадучись, направилась к соседскому дому, где и жил мальчик. Так под крыльцом дома она увидела черного пса. С виду, соседского, но какого-то иного, вселяющего ужас. Превозмогая страх, кошка напала на пса, ударив лапой с острыми когтями в глаз, и когда тот бросился прочь, стала его преследовать, стараясь прогнать подальше.

Марабас в обличье черного пса скачками приближался к сидящим на скамейке ангелу и мальчику. Внезапно для него они взмыли вверх. Аггел вышел из тела пса, и тот, заскулив, помчался домой. Марабас предстал в своем более близком ему обличье – антропоморфная, человекоподобная форма. Черный человек с черными крыльями. Он выглядел как черная дыра с полным отсутствием света.

Кирюша и Альвасар пошли на снижение, возвращаясь в сад. Марабас ждал их. Ангел принял похожую, только светлую форму. Светящийся человек с белыми крыльями. Похоже, назревало сражение, но…

–         Нет, Альвасар!, – неожиданно остановил готового к битве Ангела Кирюша. – Он – мой! Будь рядом и наготове! Я дам знать, когда тебе нужно действовать!

Светящийся Кирюша, его дух, разъединившийся с телом, оставшимся спать в кроватке, невообразимо преображался. Свечение нарастало, и вскоре перед ангелом и аггелом оказался огненный шар. Свечение его было подобно голубой плазме дуги электросварки и нестерпимо слепило глаза. Сад, дом и все вокруг озарилось холодным светом, каким молния рассекает в грозу ночное небо. Свет распространился далеко вверх, вызывая панику у пилотов самолетов, идущих на посадку или взлетающих из аэропорта “Внуково”.

Светящийся шар начал вращаться, разбрасывая искры в стороны. Предчувствуя неладное и наполняясь ужасом, аггел Марабас стал медленно взлетать вверх, и если бы это было возможно, он улетел бы совсем. Однако шар летел на одном с ним уровне на расстоянии десяти шагов, освещая темного ангела ярко, как фотовспышкой.

В одно мгновение огненный шар врезался в грудь аггела, отбрасывая его на сотню метров. Марабасу даже в голову не пришло контратаковать огненный клубок, и он мечтал только об одном, чтобы не было повторного удара. После первого он почувствовал неописуемую боль, какое-то общее повреждение и слабость.

Шар врезался в Марабаса еще раз, и еще, и еще! Шар гонял аггела по небу, освещенному своим молниеподобным светом, и Марабас чувствовал, что с каждым ударом теряет силу, и возможно, как показалось ему, он сам на грани полного уничтожения.

Шар остановился и завис над лугом неподалеку. Из шара в сторону земной поверхности направился подобный яркому прожектору луч света. Запахло горелой травой. Луч прожигал в земле канал, уходящий все дальше от поверхности.

Марабас понял что его ждет. У него не осталось сил для сопротивления. Она сам подплыл к отверстию в земле и надеялся, что шар даст ему самостоятельно скрыться под землю, но… Шар стремительно взвился над Аггелом и следующим ударор буквально вбил его в землю с такой силой, что тот летел по выжженому лучом каналу до самой магмы. Это означало такое падение, что выбраться с огромной глубины аггелу больше не удастся никогда. Такой суровый способ поражения ангелов применяется крайне редко и фактически означает прекращение существования.

Шар вернулся на дачный участок, постепенно снижая интенсивность свечения и превращаясь в светящегося мальчика. Ангел Альвасар, как и было ему велено, летел следом. Они приземлились на скамейку в саду.

–     Кто ты?, – изумленно спросил Альвасар, перестав понимать, что происходит.

–                Я – Кирюша! Твой Лунный Мальчик Кирюша!, – Кирюша улыбался. – Мы сделали важное дело. Мы уничтожили падшего ангела Марабаса, покровителя болезней. Теперь люди будут меньше болеть. Больные смогут выздороветь… Правда, люди найдут, как подорвать свое здоровье и без Марабаса.

Все это говорил маленький мальчик трех с половиной лет. Это было возможно, если только сейчас мальчик является буквальной частью Создателя и воплощает его волю.

–            В этом и заключался замысел, – продолжил Кирюша, и уже было понятно, что он передает мысли Создателя. – Выманить одного из злобных падших ангелов, и спровоцировать его на попытку убить человека – особого человека. Тем более соблазнительно, что это ребенок. Больной ребенок…

–       Как ты смог победить падшего ангела?, – все еще недоумевал Альвасар, наблюдавший сражение. – Неужели?…

Самый ближний к создателю чин ангелов – Серафимы. Огнеподобные, молниеподобные существа. Вот в каком обличье сразился с падшим ангелом выбранный Создателем маленький мальчик Кирюша. Разумеется, у аггела не было ни единого шанса. Была исполнена воля Создателя поправить, скорректировать равновесие в мире людей, и для этого требовалось лишить одного из падших ангелов его власти и злобной миссии сеять среди людей болезни. Замысел был исполнен.

Светящийся Кирюша постепенно приходил в себя.

–           Мой друг Альвасар! Благодарю тебя за помощь! Ты научил меня многому! Ты был рядом со мной во время сражения! Я чувствовал твою поддержку!, – Кирюша замолчал, перед тем, как сказать главное. – Пожалуйста, прилетай ко мне по ночам! Мне так важны наши встречи и разговоры! Мне еще столько нужно узнать от тебя!

Кирюша замолчал. Кажется, он плакал.

–          О мой дорогой Лунный Мальчик Кирюша!, – с чувством ответил Альвасар. – Я буду прилетать к тебе!… А сейчас, пожалуйста, возвращайся к себе! Ты устал! Я прилечу завтра! Как всегда!

Кирюша кивнул и в одно мгновение соединился со своим телом в кроватке. Его глубокий вздох услышала мама и проснулась посмотреть на сынишку. Кирюша спал.

Сергей Александрович Русаков.

10 сентября 2018 года.

Черногория.

А ещё посмотрите на эту тему такие публикации:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *