Верь или не верь!

Иван осторожно повернул в запястье одну руку, потом другую — привязаны крепко. Бойцы все же заметили его движения.

  • Ты чё там руками крутишь, — осклабился золотозубой улыбкой один из бойцов и ударил монтировкой по лучевой кости левой руки привязанного.

Боль, нестерпимая боль пронзила мозг, и потому Иван не закричал, а застонал, теряя сознание.

  • Тихо, ты!, — рявкнул главарь — низкорослый и плотный, похожий больше на бизнесмена или чиновника — Руки-то ему не ломай! В руках-то всё и дело!

Он подошел к Ивану и пошлепал его ладонью по щекам, приводя в сознание. Иван разлепил слипшиеся от засохшей крови глаза и мутно посмотрел на собеседника. Тот в упор разглядывал Ивана с каким-то пытливым интересом, как юный натуралист.

  • Как ты это делаешь?, — задал уже в который раз один и тот же вопрос главарь и склонил голову вбок.
  • Да мошенник он! Кидала! Ловкость рук, и все дела!, — подал снизу голос Саня и захлебнулся от очередного удара тяжелым ботинком по голове.

Бровь лопнула и пустила струйку крови через веко и глазное яблоко, растекаясь вбок по щеке. Саня засмеялся, захохотал, словно не испытывал боли и был под местным наркозом. Главарь не остановил ударившего, но наоборот напустился на закопанного:

  • Заткнись, урод! Ты со своими репликами всё нам путаешь!
  • Я же помочь вам хочу! Правды добива…, — и Саня получил еще один удар ботинком, на этот раз в ухо.
  • Панкрат!, — встрял один из бойцов. — Мочить их надо! Чё ты всё хочешь понять?
  • Заткнись, бля!, — зло огрызнулся главарь. — Вам бы всё мочить! Мочкуны херовы! Мозгов у вас нет. Я не могу понять, как он это делает? Они что — вместе работают?

Закопанный Саня энергично закивал головой, разбрызгивая капли крови. Бойцы закопали его по плечи в землю, оставив только голову, по которой тот продолжал получать удары тяжелыми ботинками.

Над закопанным нависал привязанный к штакетнику забора Иван. Его раскинутые руки были прикручены проволокой к верхней перекладине, а ноги к нижней. Картина что-то напоминала.

Панкрату не сразу доложили, и бойцы его бригады уже огребли за это по полной — дисциплина была построже армейской. Пару месяцев назад на подведомственном Панкрату рынке появился странный катала, наперсточник. Так бы просто обложили его данью, и дело с концом, но этот…

Во-первых, наперстков было только два, а не три, как обычно. Во-вторых, никакой молниеносности в перекатывании шарика не было — даже любой очкарик понял бы, под каким наперстком оказался шарик. Более того, Иван иногда, как будто специально, постукивал шариком под наперстком, чтобы даже сомнений не оставалось, где он — этот шарик. И тем не менее…

Было еще и в-третьих. То, что стояло на кону. Желание. Странный наперсточник Иван исполнял желания. Любые! Загадываешь желание, говоришь Ивану, какое. Хочешь — на ухо, хочешь — вслух. Потом Иван перекатывает шарик между наперстками, и если угадал, под каким наперстком остановился шарик — твое желание исполнено. Вот прям так! Исполнено, и всё тут!

Поначалу никто не верил. Подходили пьяницы-забулдыги и получали в карман невесть откуда взявшуюся сотню. Сначала только они и были “клиентами” наперсточника Ивана. Потом к Ивану подошла какая-то тетка, у которой никто не покупал просроченные и уже попахивающие куриные окорочка. Угадала, где шарик и… через полчаса окорочка скупили для какой-то лаборатории — исследовать микроорганизмы в гниющем мясе. Скупили всё на корню! Тетка была счастлива.

К наперсточнику Ивану выстроилась очередь. Появилась запись за несколько дней, потом за неделю. Просили всё, но в основном — деньги. Были просьбы о здоровье, о замужестве, о рождении детей и поступлении детей в институт. Одно время были популярными желания выиграть в лотерею — выигрывали.

Некоторые желания Иван наотрез отказывался исполнять — убить там кого, покалечить, разорить или чтобы кто-то чем-то заболел.

У людей стал появляться достаток, машины, квартиры…

И тут на рынке объявился бродяга. Саня — так он всем назывался. Когда он предстал перед наперсточником и  сел поиграть, то Иван вдруг ни с того, ни с сего прогнал его:

  • Отойди от меня, Саня!

Сказано это было с суровой твердостью в голосе, чего раньше никто не слышал от внешне добродушного Ивана.

  • Ты все равно проиграешь!, — злобно усмехнулся Саня и отошел своей шарнирной походкой крепкого жилистого тела.

Появившись на рынке, Саня ничего не продавал и ничего не покупал — шатался туда-сюда, заговаривал со всеми, пробовал жареные семечки, квашеную капусту и соленые огурцы. Смуглый, как цыган, с совершенными чертами лица, сильный и точный в движениях он почему-то вызывал неприязнь и даже боязливость. Думали, что он вор, но не поймали его ни разу.

Однажды к Ивану пробилась без очереди женщина. Ее дочь родила ребенка, и женщина загадала, чтобы ребеночек рос здоровеньким. Простое дело — не больного лечить, здоровому здоровья пожелать.

Иван на этот раз нарочито медленно перекатил шарик между наперстками и остановился. Женщина потянулась указательным пальцем к наперстку, под которым, без сомнения, спрятался шарик. Кажется, он даже звякнул о край наперстка.

  • Да не там, дура!, — выкрикнул из-за спин голос.

Это был Саня. Женщина перевела палец на другой наперсток. Иван с болью на лице, нехотя, поднял наперсток — пусто. Женщина вскрикнула, зажав ладонями рот.

  • А можно еще раз?, — жалобно попросила она Ивана.
  • Нет! Желание исполняется только один раз!, — опережая утвердительный кивок Ивана крикнул Саня.

Женщина зарыдала и убежала. В этот день к Ивану никто не подходил. Что-то произошло, изменилось, и это все почувствовали.

На следующий день к Ивану пришла всё та же женщина. Вид ее был печален. Ребенок ее дочери тяжело заболел. Она попросила исполнить новое желание — излечить больного ребенка. Иван начал перекатывать шарик, но, завидев приближающегося Саню, остановился:

  • Не подходи ко мне, Саня! Не путай людей!, — в голосе Ивана вновь звучала твердость и даже угроза.

Саня остановился, не подходя близко.

  • А чё я-то? Я никого не путаю! Люди сами путаются. Это их выбор!, — говорил он злобно, и от этого женщина окончательно растерялась.

Когда Иван остановил шарик под одним из наперстков, женщина снова ошиблась. Она развернулась и побрела вон с рынка, оставив зевак гадать, чем закончится дело. Женщина больше не приходила. Поговаривали, что ребеночку стало еще хуже, а то и вовсе он помер.

Очередь к Ивану иссякла. Остались только смельчаки да алкаши, которым терять нечего — не по выигрышу, так кто-нибудь просто так подаст на опохмелку. Теперь игра в наперстки стала по-настоящему походить на лотерею — как повезет. Иван предупреждал, уговаривал, умолял:

  • Верьте своим глазам! В этом правда! Не гадайте и не выдумывайте!

Однако то тут, то там мелькал в толпе чернявый Саня, и игра всегда сбивалась.

Иван потерял былую популярность. Меж собой поговаривали, что он нарочно сначала исполнял желания, чтобы заманить — так делают все мошенники. Кто-то считал Ивана колдуном, а кто-то вспомнил, что раньше колдунов сжигали на кострах. Всё больше народу утверждалось в мысли, что Ивана нужно гнать с рынка.

В этот момент кто-то из бойцов бригады Панкрата доложил главарю банды о необычной ситуации. Панкрат как раз приехал на рынок — был день сбора дани с торговых точек.

Выслушав сбивчивый рассказ бойца на братковском диалекте, Панкрат мало что понял и решил разобраться на месте сам. Он уселся перед Иваном. Их окружили бойцы.

  • Ну, что? Желания исполняешь?, — с начальственным напором начал допрос Панкрат.
  • Если угадаешь, под каким наперстком шарик, любое твое желание исполнится. — Спокойно объяснил правила игры Иван.
  • Хочу штуку баксов!, — с явным вызовом объявил Панкрат.

Иван стал медленно перекатывать шарик между наперстками. Остановившись, Иван предупредил:

  • Верь своим глазам! Где шарик увидел, там он и есть!
  • Ты мне зубы не заговаривай, — буркнул Панкрат и указал пальцем на наперсток.

Где-то за спинами бойцов мелькнула фигура Сани. Иван приподнял наперсток, из под него выкатился шарик.

  • Блять!, — восторженно воскликнул Панкрат, и достал из внутреннего кармана кожаной куртки появившуюся там пачку долларов, перетянутую резинкой. — Давай еще сыграем!, — загорелся азартом Панкрат. — Хочу десять штук баксов.

За спинами бойцов снова мелькнул Саня. На этот раз десять пачек по тысяче долларов оказались в карманах курток десяти бойцов. Панкрат ревностно собрал деньги и пересчитал пачки — десять тысяч долларов. Он отдал их одному из бойцов и велел отнести в его джип, куда уже сносили дань рыночные торговцы.

  • Ну, катала, давай играть по-крупному!, — Панкрат светился страстью. — Хочу миллион баксов, и чтобы прямо в моем джипе оказались!

Зная, что сейчас произойдет, Иван, как в замедленной киносъемке перекидывал шарик от наперстка к наперстку. Закончив, Иван зазвенел шариком в одном из них, как колокольчиком. Панкрат, довольно улыбался. Из-за спин бойцов показалась довольная морда Сани.

  • Не верь ему, Панкрат! Он матерый мошенник!, — шепнул и скрылся среди рыночных рядов злодей.

Панкрат не расслышал, но насторожился. Глаза его маятником забегали между наперстками.

  • Не верь ничьим лукавым словам! Верь глазам своим!, — твердо отчеканил Иван.

Панкрат с сомнением закачал головой и показал пальцем… на пустой наперсток.

  • Ну, почему?, — вскинул глаза к небу Иван. — Почему ты не веришь?
  • Не угадал?, — растерянно пролепетал Панкрат.
  • Нет!!!, — вскричал Иван, вскочил и воздел руки к небу.

В этот момент из джипа выскочил водитель Панкрата:

  • Там деньги! Куча денег!, — вопил он испуганно.

И через несколько секунд автомобиль дрогнул, вспышка взрыва выбила стекла, салон охватило пламя — цветное от спецкраски денежных купюр. Штука баксов, десять штук баксов, миллион баксов и пачки рублей, собранные с торговцев. Всё сгорело.

По привычке все попадали. Остались стоять двое. Иван и Саня. Их разделяло не меньше полусотни метров. Они сцепились глазами.

  • Ты проиграешь!, — всверлил взглядом мысль Саня.
  • Тебе никогда не победить!, — светился мыслью Иван.
  • Слушай, Иван!, — догадался Панкрат. — А наперстки-то причем? Ни при чем что ли?

Иван поднял голову. Кровь с разбитого лба заливала глаза.

  • Главное — желание? Да?, — светился от догадки Панкрат.
  • Нет!, — еле слышно прохрипел Иван.
  • Как, нет?, — удивился и растерялся Панкрат. — Ведь люди приходили с желаниями, и желания исполнялись.
  • Люди приходили ко мне, говорили о своих желаниях, и я их желания исполнял, — шептал обессиленный Иван.
  • Ты?, — вскрикнул Панкрат. — Да кто ты такой?

Иван улыбнулся разбитыми губами.

  • Так зачем же тогда наперстки?, — не унимался пытливый Панкрат.
  • Люди не поверили бы, что я могу исполнить любое их желание.
  • Так почему же, когда не угадал, где шарик, и желание не сбывается, становится хуже, чем было?, — Панкрат не понимал.
  • Я говорил: Верь глазам! Верь мне! А если не поверил глазам, а чужому слову, то поверил не мне, а вон — ему, — и Иван указал глазами на торчащего из земли Саню.

Тот, слушавший разговор, усмехнулся.

  • Так значит, это всё он?, — Панкрат по-футбольному замахнулся, чтобы расколоть голову закопанного, как орех.
  • Нет! Не он!, — остановил Панкрата Иван.
  • А кто же?
  • Ты! Ты сам! Это ты делаешь выбор между мной и им, между правдой и ложью, — Иван выпрямился, жилы на шее вздулись. — Каждый человек сам делает свой выбор. Так заведено…
  • И что теперь?, — растерянно развел руками Панкрат.
  • Выбирай сам!, — провозгласил Иван. — А сейчас уходите отсюда! Быстрее!
  • Отходим!, — по-военному скомандовал Панкрат, и бойцы умело двинулись задворками, обнаруживая прошлый военный опыт.

Оставшись одни, двое продолжили разговор.

  • Технически, это ничья! Ты согласен?, — прозвучал снизу голос Сани.
  • У тебя все равно нет шансов. Все твои победы — лишь временные, — возразил Иван.

Саня вздохнул и начал вращение, как бур погружаясь в толщу земли, пока не скрылся совсем.

Иван отделился от забора и взмыл вверх. В Небеса…

Сергей Александрович Русаков.

12 марта 2017 года.

Москва.

А ещё посмотрите на эту тему такие публикации:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *