Женщина – тоже человек или эмансипация против гарема

Женщины в офисе идут своим путем, не мужским, женским. Из-за этого офис становится недоофисом, работа недоработой, карьера недокарьерой, а женщины недоженщинами. Что это значит?

Эмансипация! Возвращение власти женщины над миром. Кто знает – может, это и к лучшему. Однако не означает ли это деградации человеческой цивилизации? Не пахнет ли возвращением к патриархальному эусоциальному укладу, когда одна из рабочих пчел, став на некоторое время производящей потомство машиной, оберегается и откармливается сестрами и дочерьми, совершенно потерявшими “человеческий” облик, утратив всякую индивидуальность?

А ведь и в самом деле, реакцию опасливого омерзения, подобную реакции на пауков, вызывают разговоры об эмансипации, равенстве женщин с мужчинами и амазонках – из легенд прошлого и ужасов настоящего. Однако прежде чем рисовать апокалипсис привычного мужского мира, нарисуем-ка идеальный мужской мир. Он почти как коммунизм.

Мужчина – двигатель прогресса

Научный коммунизм как наука предлагал своей коммунистической пастве теоретическое обоснование единственной верности краснознаменного пути. Наука вполне может теоретически обосновать верность мужского типа человеческой цивилизации. Ведь что отличает человеческий путь от практики остальных животных?

Прогресс – изменение природы в свою пользу, приспособление природы к своим интересам, когда человек – причина, а не следствие неодолимых природных обстоятельств. Собственно, человек – это животное, которое обрело причинность и действует по собственной воле, а не на основе незыблемых безусловных и условных рефлексов.

Двигатель прогресса – мужчина. Он же – расходный материал прогресса. Продвинул прогресс на миллиметр и сдох в бою за лучшее будущее. По их трупам, как по рельсам “Наш паровоз вперед летит!”. Ни один вид животных не продвигает свое выживание и гегемонию в мире так решительно и героически.

Сравните путь мужчины с бесславным путём трутня в пчелиной семье. Не путь, а путёк какой-то. В огромной пчелиной семье рождается всего несколько мальчиков. Родившихся сверх установленной цифры, выгоняют, обрекая на голодную смерть. Оставшиеся ждут своего “звездного” часа – трахнуть маму и умереть. Роль мужской особи – мохнатый “банк спермы” на коротких ножках.

Да, в человеческом мужчине тоже осталась такая функция, но согласитесь – определенно второстепенная. Банальный осеменитель – совершенно не почётная социальная роль. Другое дело – двигатель-прогресса-карьерист и его высшая ипостась – вождь. Дабы не отвлекаться от прогресса исполнением репродуктивной обязанности, мужчины просто организуют секс, как проект и предприятие. Звучит махрово-отстало, но лучшая форма организации репродукции – гарем.

Мужской тип цивилизации, в противовес женскому, как у пчел-муравьев-термитов, имеет в своей основе более удачное разделение труда. Природа довела до совершенства оригинальную схему: не ждать своего “звездного часа” проститься с семенем и жизнью, когда все бабы пашут в поте лица, а наоборот – пахать ради пропитания баб и потомства, защищать их от опасностей за малую малость, за опьяняющую порцию эндорфинов в момент оргазма (мужского, конечно).

Великая гармония мужского и женского

Женщина, рожающая детей – это не ферма по производству потомства, как у пчел, это детский сад и школа жизни человека от рождения до выхода в цвет: девушки – замуж, мальчики – в армию. Женский тип организации воспитания – кормления и обучения детей, конечно же, совершенен. Кстати, по этой причине школы представлены учительницами, а не учителями. Не волнуйтесь, о женственности в воспитании мальчиков. Армия сделает свое доброе дело – и следа не останется от прежних маменькиных сынков. Нежность с них как корова языком слизнёт.

Наша человеческая цивилизация – это удивительная гармония мужского и женского. Мужская армия и охота. Женское воспитание детей. Ни одна популяция животных на планете не имеет такого успешного тренда выживания. Только человек! И это исключительно благодаря нашей уникальной схеме, в основе которой на элементарном уровне лежит обмен между мужчиной и женщиной. Мужчина добывает и защищает, получая эндорфины секса. Женщина даёт в обмен на еду и защиту. Для себя и своих детей. Мужчина на работе – война или охота, женщина дома – дети и кухня.

Мужской мир – основа цивилизации

Каждое утро мужчины, ничтоже сумняшеся, едут на работу, как на войну или охоту, как на утреннее построение на строевом плацу воинской части или на охотничьи танцы-заклинания производственных совещаний. Это их мир и атмосфера. Они там в родной стихии. “Кому война, а кому мать родна!”.

На охоту и рыбалку до сих пор не берут женщин. На войну женщин если и берут, то… Нет у женщины на войне иного предназначения, кроме как быть в пределах досягаемости в минуту затишья на передовой. Досягаемости для секса. Все эти телефонистки-телеграфистки-медсестры не делают погоды на войне. Войну делают мужчины, побеждая и погибая. Ради женщин в тылу. Помня еще и о том, что у любимой женщины могут быть дети и от него тоже.

Женщины на войне появились исключительно по причине оздоровления отношений между мужчинами. Да, было такое тёмное пятно в истории армии. Особенно в древней истории – греческой и римской. Ничего не могли поделать с собой военные с высоким уровнем тестостерона. Вот женщины и спасли положение, попав в армию под разными предлогами. Так что, женщина в армии и в офисе – это уловка мужчин. Служебные романы и быстрый секс на ксероксе – это обыденность офисной жизни.

Женщина – тоже человек!

Все бы хорошо в этой современной схеме офисного, то есть мирного, варианта армии, но вот только… Женщина – тоже человек. В буквальном смысле слова. В констатирующем смысле слова.  Человек же – это тот, кто стремится стать причиной как можно большего числа следствий, то есть управлять всем. И тут начинается самая настоящая война человека за управление с целым рядом генных программ и выстроенных под них социальных укладов.

Человек не может быть мужчиной или женщиной. Так можно говорить лишь о высших обезьянах. Человек – вне пола. Однако недостаточная развитость человеческого, о чем можно полноправно сказать, как о развитости личности, возвращает человека к мужчине и женщине, то есть опускает ниже, где уровень еще более низкий – только есть еду и жить ради этого (помним, что деньги – эквивалент еды, и работа за деньги – это работа за еду.

Два основных истинкта женщины

Женщина, становясь человеком, то есть, развиваясь личностно, сталкивается с неизбежной войной личности против инстинктов и традиций. Два (а не один, как в кино) основных инстинкта – материнский и сексуальный – подвергаются яростной атаке растущих женских личностей. Это жестокая война – от фатальных самоубийств до комичных перфомансов. Война, ценность которой, как кажется, ценится женщинами выше победы – ведь победа личности означает победу над женской природой и расставание с такой привычной и красивой жизнью.

И тем не менее, женщина как человек, проходит путь от самки и домостроевской жены-рабыни до высокого звания “Женщина – тоже человек!”. Грустно (и это не только мужская грусть), что с рождением человека в женщине женщина умирает, вернее…

Смерть бабы-бабочки

Жила-была на свете красивая беззаботная бабочка, но взяла да и превратилась в некрасивую жирную прагматичную гусеницу. Привлекательная расцветка крыльев (Смотрите, какая я красивая!) сменилась защитным маскхалатом (Меня, как женщины, не существует!).

Кстати о бабочках и гусеницах. Чем меньше остается в бабочке женского, тем больше ее одежда – унисекс, а то и вовсе военно-полевая удобная форма. На ногах не туфельки, а берцы.

Путь от тупой, но красивой бабочки в умную, но некрасивую гусеницу. Вот как образно можно сказать о карьере женщины в мужском офисе армейского типа (И не спорьте, все офисы – армейские!). По счастью глаз редко видит конечную фракцию перегонки бабочек – гусениц.

Долгое время бабочки остаются все еще женственными и являют привлекательные образцы для литературы и кино в ипостасях: стерва, вамп, блядь, куртизанка-гейша, клеопатра-екатерина, женщина-беда, роковая женщина и так далее, и так далее. Формы на пути от бабочки к гусенице. Они-то и представляют интерес для исследователя офисной среды обитания, а вовсе не гусеницы, которые хороши лишь, как интересные собеседницы… без декольте и полоски стрингов над пояском короткой юбочки.

Путь из домостроя в гарем

Классическая домостроевская домохозяйка – это, конечно же, фантастика, то есть, несуществующий персонаж, и вот почему. Представим, что некая женщина выбрала наилучший во все века тип замужества: рожает, кормит-воспитывает детей, готовит еду, кормит-обстирывает мужа-добытчика, ублажает его позывы в скромной пуританской манере или с размахом Камасутры, свободное время посвящает просвещению, искусствам-рукоделиям и благотворительности, типа собрать детские игрушки для детских домов.

Некоторые царицы славились этими достойными занятиями. Да и сейчас кто-то просвещает счастливых домохозяек уроками кулинарного искусства. Все просто идиллически прекрасно, но вот две крайних опасности, два омута, в которых водятся соблазны.

Во-первых, регулярный овуляционный гон “А подать мне сюда самого-пресамого высокопримативного Распутина-Тарзана!”. Если хозяин в отъезде или погружен в творчество-политику, то клятвенная верность жены под угрозой. Однако это лишь инциденты, разовые акции, случайные боковые порывы ветра, которые не смогут отклонить домостроевскую женщину от столбовой дороги к светлому будущему счастливой старости, когда “… и умерли в один день!”.

Другое дело, и во-вторых, когда в каждой, даже образцово-домостроевской женщине дремлет ген поиска гарема, вступления в гарем и построения особой гаремной карьеры. Это борьба за высшее звание “любимой жены султана”. Плеснем научного колдовства в хрустальный мрак метафор. Социальные потребности человека – базовая и высшая: искать группу, вступить в группу, расти в группе.

Все, как у людей, в смысле, у мужчин. И вот гаремный ген проснулся, а вокруг домострой. Праведную жену потянуло в место, где гаремы – привычная обыденность. В офис.

Сначала вкрадчивое воркование: “Что-то я затосковала-закисла дома… Хочу развиваться-самореализоваться… Все жены нашего круга работают…”. Потерявший бдительность муженёк может пойти навстречу любимой, а любимая пойдет в офис – к гарем к генеральному султану. Спасибо гену!

Женские гонки по вертикали

Удовлетворив базовую социальную потребность, будучи принятой на работу и в коллектив, новая жена офисного гарема с головой погружается в соцсоревнование. Помня из учений антропологов, что из четырех стратегий доминирования лучшая сводится к привлечению внимания, гаремные карьеристки соревнуются в нарядах, украшениях, загарах, ботексах, подтяжках, макияжах, накачанных попках и наращенных грудях, а также в рассказах наперебой, где отдыхали, что купили. И не поймешь: соревнуются между собой или за общий знаменатель оценки султаном в духе “Выбери меня своей лучшей женой!”.

В этом милом, прекрасном и забавном соревновании между женщинами может произойти опасная подмена предмета соревнования. Обычно сотрудницы заходят к боссу-султану, чтобы покрасоваться, повилять бедрами, наклониться разрезом блузки, ожидая прикованного-околдованного-оценивающего-раздевающего мужского взгляда. Однако если в этот момент мысли руководителя окажутся занятыми совершенно мужскими военно-полевыми заботами, то он не успеет переключиться между режимами функционирования, и тогда станет привычно оценивать результаты работы сотрудницы. Буквально: что сделано, что получено, в чем проблемы, почему мало, почему плохо, почему не так…?. Со временем женщины привыкают и теперь соревнуются в производственных показателях.

Начинается новая эра жизни женщины в офисе. Оказывается, у женщин есть конкуренты – мужчины, привычно решающие рабочие задачи. Соревноваться приходится и с ними, а обойти их ой как непросто. В дело вмешивается еще одна проблема – мужчина всегда оценивается женщиной, как потенциальный партнер для создания семьи или утоления овуляционной страсти, если с султаном не удается. Это добавляет колорита в рабочую конкуренцию. Каждая женщина конкурирует с другими женщинами за внимание султана, продвигаясь по шкале рангов к званию “любимой жены”, конкурирует с другими женщинами за внимание султана, но в области рабочих показателей, а также конкурирует с мужчинами в области рабочих показателей за… Зачем? Думаю, что женщины запутались.

Дальше – больше! Женщина уверенно растет по шкале статусов, общей для мужчин и женщин шкале статусов, но это по-прежнему мужская шкала. На исконно мужском пути – посторонние! Мужчины перестают видеть в сотруднице женщину, теперь это банальный конкурент карьере. Без пола. Мужчинам больше не нужны женщины, как женщины, в минуты передышек между боями. Женщинам не нужны мужчины, как утолители овуляционного гона. Все! Ни мужчин, ни женщин больше нет в офисе! Да и султан как-то взял, да и растворился. Бесполое общество будущего. Утопия? Нет! Офисная реальность.

Природа спасет всех нас!

Если бы в офисы не приходили новенькие мужчины и женщины, еще не деградировавшие в своей исконной животной половой природе, обстановка и атмосфера в офисах была бы куда более унылой, чем механическая жизнь пчел и муравьев.

И все-таки, пахнет! Попахивает от нынешних времен эусоциальными манерами грагарного развития, когда особи не развиваются, но развивается общество, состоящее из них. Пчелы не изменились ни на клетку за восемьдесят миллионов лет!

Да! Женщина – тоже человек! Однако как хорошо, что до человека дотягивает лишь два с половиной процента к шестидесяти годам. Такова статистика великого Абрахама Гарольда Маслоу. Два с половиной, потому что еще два с половиной приходится на мужчин. Итого, пять.

Пусть же люди остаются мужчинами и женщинами, животная природа полового различия вовсе не оскорбительна для высокого звания человека, и если бы не это, нечего было бы написать писателям, чтобы по тексту сняли сериал, и тогда нечего было бы посмотреть вечером усталой женщине, вернувшейся домой из офисного гарема. Жизнь прекрасна, потому что женщины прекрасны!

Сергей Александрович Русаков.

5 июля 2016 года.

Деревня Десна.

А ещё посмотрите на эту тему такие публикации:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *