Задача “Неудобный кредит”


Раздел:
Мотивация персонала

Тема: Проблемные сотрудники


Руководитель отдела Анатолий вошел в кабинет подчиненной ему сотрудницы Анны и невольно услышал часть ее разговора по телефону. Анна стояла у окна спиной к двери.

  • Я же сто раз вам говорила, наша бухгалтерия работает медленно, так что оплату за поставку канцтоваров вы получите через три дня…

Отдел занимался закупками всего необходимого для деятельности компании. Анна отвечала за закупку канцелярских принадлежностей. С ней никогда не было проблем. То, что услышал Анатолий, удивило его – все оплаты закупок бухгалтерия проводит вовремя. Это часть политики руководства компании.

  • В чем дело?, – вмешался в телефонный разговор Анатолий.

Анна закончила разговор, положила телефон на стол и… разрыдалась.

  • Я знала, что этим все кончится! Простите меня!

И Анна рассказала. Полгода назад она взяла потребительский кредит на большую сумму, и теперь ежемесячно выплачивает кредитный взнос. Вот только о дате она заранее не подумала, и теперь получается, что платить надо за три дня до зарплаты, а денег уже нет. Анна однажды пришла в бухгалтерия и поговорила с сотрудницами. Те выдали ей аванс наличными, чтобы рассчитаться с поставщиками канцтоваров. Анна же перевела эти деньги на кредитный счет, а через три дня получила зарплату и вернула в бухгалтерию деньги с объяснением, что поставщик канцтоваров просит перевести деньги “по безналу”.

Такая операция однажды удалась Анне еще раз. Сегодня был третий случай. Анна заверила Анатолия, что больше не будет так делать.

Что делать руководителю отдела Анатолию в ситуации с Анной и ее финансовыми операциями?

Варианты решений:

А: То, что сделала Анна, является грубым нарушением финансовой дисциплины. Следует расспросить Анну о содеянном, доложить руководству компании и ставить вопрос обо увольнении Анны с работы.

Б: Очевидно, что Анна в отчаянном положении. Ее нельзя бросать на произвол судьбы. Нужно попытаться выкрутиться из сложившейся ситуации. Разумеется, о случившемся никто не должен узнать, а сама Анна должна прекратить порочную практику обращения с финансами компании.

В: Удачный случай, установить с Анной более близкие отношения – не интимные, но особые. Нужно потребовать от Анны прекратить нарушения финансовой дисциплины и молчать о случившемся. С этого момента Анна в долгу, и непопулярные дела типа остаться поработать внеурочно можно поручать ей. Да и просто знать, как распоряжаются деньгами другие сотрудники отдела теперь будет проще.

Авторское мнение о ситуации, в которой сотрудница самовольно распоряжается финансами компании…

Вообще-то, Анна  самовольно распоряжается не только финансами компании. Если предъявлять Анне претензии и обвинения, наберется достаточно такого, вес чего окажется больше веса шансов Анны остаться работать в компании. Это и покушение на порядки и правила, что относится к системе управления, и нарушение политики отношений с партнерами, и много чего еще, но главное – это деньги.

Знаю, что существуют правила, согласно которым даже совершенно незначительные вольности в обращении персонала с деньгами рассматриваются руководством, как тяжкие преступления. Девушке “на кассе” нельзя брать из нее мелочь на обед, собираясь вернуть после обеда, нельзя разменять свою сотню десятками из кассы, нельзя своими десятками разменять сотню из кассы, даже если нужно дать сдачу покупателю, а мелочи нет. Нельзя вообще иметь хоть какие-то свои деньги в карманах… Сурово!

А все потому, что деньги “обладают огромной притягательной силой”. Случаи исчезновения денег нарушают все законы вероятности случайности. Люди, с одной стороны, смирились с фокусами с исчезновением денег и закладывают в бюджеты астрономические резервы на “все равно украдут”. С другой стороны, предпринимаются тщетные попытки спасти от исчезновения хоть какие-то денежные крохи. По этим же причинам хищения денег прощаются похитителям, а только похожие на хищения, и потому подозрительные операции с деньгами решительно пресекаются. Наша Анна в опасности.

Вернемся, тем не менее, к опасности, исходящей от самой Анны – ведь именно на основе оценки ее опасности должно приниматься решение о том, оставлять ли ее в компании или изгонять.

Анна коснулась святого, “почувствовала вкус крови”, и это само по себе уже опасно. Анна нашла один из бесчисленных способов выводить и уводить деньги из оборота компании, и это тоже опасно. Анна проявила качества, которые по достоинству оценила бы мошенническая братия – гибкость ума, артистизм, уверенность в себе, импровизация… Анна все опаснее и опаснее!

Положа руку на сердце, следует признать, что Анна заслужила быть изгнанной. Однако… Может быть у Анны есть хоть какие-то шансы?

Вариант “Б”. Разглядим Анну поближе. Она совершила действие, опасное или уже вредное для системы – компании. За это полагается кара – от изгнания до болезненного наказания, но с сохранением в системе. Анна боится изгнания, и готова быть наказанной, лишь бы только остаться. Воспользуемся случаем, чтобы спасти Анну – спасти ее для системы.

Изгнание – крайняя мера, фактически, социальная казнь. Наказание применяется, чтобы оставить в живых, но заставить никогда больше не повторять опасного-вредного действия.

В наказании используется очень древний механизм биохимического “адреналинового запрета”. Если причинить боль и связать это речевой формулой с действием-поведением, то это действие-поведение попадает под запрет, биохимически закрепляющийся гормонами опасности – адреналинами. Именно поэтому детишек шлепают по попке.

Руководителю отдела нужно привести Анну в свой кабинет и потратить не менее часа на разговор с рисованием болезненных картин “смертельной” опасности – вот только что чуть было не случилось печальное будущее. Позор перед коллегами, презрение в их глазах, невозможность найти новую работу с репутацией воровки, бедность, нищета, бездомность и бродяжничество, проституция низшего ранга, плачущая больная мама…

Индикатором уровня адреналинов в крови, служат слезы, слова о раскаянии, обещания никогда больше так не делать, признание вины и готовность “искупить позор кровью”. Если сделать все технически верно, то запрет на воровство будет наложен основательно.

Из гуманных соображений, ведь Анна – человек, следует в конце разговора проделать особый прием восстановления личности. Просто сказать что-то вроде: “Анна! Ты совершила проступок против всех нас, но ты не перестала быть человеком для нас!”.

После этого добейтесь обещания сохранить все в тайне и отпускайте. Шансы, что Анна исправилась, весьма велики. Наказание спасает людей. Вариант “Б” – весьма достойный вариант.

Вариант “В”. Анна нанесла вред системе, но пребывание человека в системе допускается не только в виду его неопасности, но и в виду полезности. Нанесенный вред может быть уравновешен принесенной пользой. Если бы прямо в момент событий случился пожар, и Анна спасла бы компанию, вынеся из пламени мешок денег, обгорев при этом, то она была бы помилована немедленно.

Пожара не случилось. Нужен другой подвиг, а подвиг – это преодоление своих страхов и слабостей, и при этом весомо полезное действие. Такой пользой может стать поддержка руководителя в его делах управления коллективом, в том числе “информационная поддержка”, в том числе информирование об опасностях  для системы, системы управления, руководителя… о ворах, несунах, предателях, продавшихся конкурентам, враждебном подполье оппозиции. Да…

Это, конечно же следует подвергнуть решительному обсуждению. Однако! Есть две стороны этой медали. Наушничать, “стучать”, доносить – это покушение на столпы свободы личности, ее нравственные устои. Мнение и даже нравственная норма сложились у людей, пребывающих в фазе роста личности, что часто принимает протестные формы и формирует революционный дух. Протестуют они против государства как сильной системы, чтобы почувствовать себя победителями, подобными Моське из басни. Ввиду особой опасности для государства и общества, особым институтом государства приходится внедряться в революционную среду вербовками информаторов. Это чистой воды предательство в глазах революционеров. Это бессовестно и безнравственно, вот только…

Обратная сторона медали о том, что информаторы в революционной, террористической, криминальной среде полезны обществу, как полезны те элементы системы, которые участвуют в обеспечении безопасности и сохранении существования системы. Например, фагоциты, лейкоциты, иммунитет в целом. Это полезное дело становится мерзким, только если делается в низменных целях и делается “чайниками. Если условия соблюдены, выбирайте третий вариант – вариант “В”. Я бы выбрал. Я в этой моей профессии подвизался пятнадцать лет. Но я не выберу.

И снова вариант “А”. Этот вариант следует выбирать по ряду причин. Во-первых, пресекается вредная деятельность опасного элемента системы. Во-вторых, предотвращается потенциально опасная деятельность других элементов системы – такова сила публичных казней. В-третьих, изгнав опасный элемент из системы, мы не связываемся с рисками повторного вреда от этого элемента.

Выбирайте вариант “А” – никаких хлопот, и душа не болит. У меня болит!

Сергей Александрович Русаков.

15 октября 2015 года.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *