Задача «Если друг оказался начальником» или о несовместимости дружбы и службы

Тема: Вступление в должность

Задача: Если друг оказался начальником

Могут ли друзья оставаться друзьями, если одного из них назначают начальником над другим?

Разберемся с этим вопросом на примере задачи…

Андрей порадовался за друга – его назначили руководителем отдела. Борис – только что назначенный на должность руководителя отдела, был в своем новом кабинете, когда поздравить его зашел Андрей.  Они обнялись – так были рады: один новому назначению и первой ступеньке управленческой карьеры, другой новому назначению друга и своим надеждам не отстать от него.

Друзья выпили кофе, благо, в кабинете оказалась кофеварка, да и по рюмке коньяку – Андрей пришел не с пустыми руками, конец рабочего дня уже.

Друзья посидели, поговорили, помечтали. Борис ждал от Андрея поддержки в делах управления сотрудниками. Андрей рассчитывал на внимание к себе друга-руководителя. Они даже поклялись друг другу сохранить дружбу – ведь дружба важнее всего, и уж важнее работы точно.

На первом совещании Андрей вел себя неожиданно нехорошо, и это не понравилось Борису. Андрей всем видом показывал коллегам, что его положение стало особым – его друг теперь руководит отделом.  Это, наверное, заметили все. Борис смолчал, посчитав, что Андрей еще просто не привык к перемене статуса Бориса.

Новый руководитель осваивал должность, и когда настала очередь поговорить с Андреем о его работе, рабочем месте, показателях, планах, тот не принял начальственного тона друга и на вопросы по-хорошему не отвечал, даже обиделся.

Еще через пару дней Борис дал Андрею поручение – съездить к партнерам и решить с ними один вопрос. Партнеры были не из легких – абы кого не пошлешь. Однако Андрей отказался наотрез, заявив, что не желает быть на побегушках у друга.

К концу недели Андрей пришел в кабинет к Борису, бесцеремонно помешал телефонному разговору и потребовал дать ему в руководство проектную группу по новому проекту. Борис уже назначил руководителем проекта другого сотрудника – более опытного, чем Андрей.

  • Раз так, то ты мне больше не друг!, – в запальчивости выкрикнул Андрей, – Я теперь всегда буду против тебя и всех коллег против тебя настрою!

Андрей выбежал из кабинета руководителя.. и друга, хлопнув дверью.

Что теперь делать Борису – новому руководителю отдела компании?

А: Ничего не делать! Андрей успокоится, смирится, привыкнет. Вести себя с Андреем нужно, как начальник с подчиненным. В рабочее время стараться встречаться только по рабочим поводам и говорить только на рабочие темы. Возможно, отношения Бориса с Андреем станут более деловыми, чем дружескими. Это неизбежная жертва за карьеру.

Б: Андрей прав! Дружба важнее. Если один стал начальником другому, важно сохранить дружбу. Даже ценой уступок. С Андреем Борис должен вести себя, как друг – объяснять, убеждать, уговаривать, если надо. Со временем Андрей проникнется заботами друга-руководителя и станет его надежной опорой.

В: При такой реакции Андрея на назначение друга на руководящую должность лучше попытаться перевести его в другой отдел или даже побудить уйти из компании. Только так можно и построить карьеру, и сохранить дружбу.

Попробуйте выбрать наилучший вариант решения, а потом узнайте мнение автора…

Каждый человек одновременно входит в несколько социальных систем, исполняя в них разные роли, например, сын, отец, муж, сосед, горожанин, гражданин… Часто системы конфликтуют между собой в войне за своего участника. Мама просит сына помочь, жена упрекает мужа, что зачастил к маме, забыв о семье… Не менее драматичны конфликты, что называется, на производстве – в офисах компаний, например.

Работник спешит уйти домой пораньше. Работница названивает домой, контролируя детей. Для производства это, конечно, плохо. Однако гораздо хуже, если на работе собираются родственники  или вспыхивают служебные романы. Наибольшие проблемы доставляет производству дружба. Лучше бы ее не было…

Вариант А: Ничего не делать!

То есть не пытаться сломить друга, принудить его к подчинению. Ведь вот что задает его поведение – протест, сопротивление, попытка вернуть все на круги своя. В этом обнаруживается реакция системы – системы из двух элементов, элементарной социальной системы. Системы всегда стремятся восстановить нарушенное равновесие. Самое время рассказать историю феномена дружбы…

В стародавние времена, хорошо известные антропологам, если двое вставали спина к спине, чтобы драться с врагами, то боевая мощь такой боевой системы возрастала вдвое, благодаря тому, что вместо круговой обороны на 360 градусов, если ты один, для боя остается только половина круга  – 180 градусов, и концентрация ударов по врагам удваивается.

Правда, за это приходится платить тем, что оставшиеся 180 градусов доверены… другу под его ответственность и обязательство, даже клятву защищать твою спину, в обмен на защиту тобой его спины.  Для каждого получается, что гарантирована только пятидесятипроцентная безопасность, а оставшиеся пятьдесят находятся в доверительном управлении.

Если на кону полжизни, что означает жизнь, то и спрос велик. Это абсолютная дружба – абсолютное ненарушаемое равенство. Если ты защищаешь 80% спины друга, а он только 20%, то это уже не дружба, а защита слабого сильным. Если ты его защищаешь, а он тебя нет, то это раб и господин, что тоже не дружба.

Один из друзей стал начальником. Равновесие нарушено. Система стремиться вернуться к прежнему равновесию, и делать это она будет руками своих участников. Вы же заметили, что Андрей ведет себя с явным перебарщиванием? Почему? Система заставляет его. Люди не замечают этого. Борис тоже во власти системы – уступает Андрею, вместо начальственного формата, возвращается к дружескому.

Дружба – дружеская система – это сильная, давняя, крепкая, синергетичная система, и действовать она будет сильно. Заявление, которое система сделала устами Андрея – не пустые слова. Разрушений будет много. Еще одна такая же система – любовная – убивает из-за измены.

А в это самое время социальная система «отдел компании» тоже находится в интересном положении – выведена из равновесия появлением в ней Бориса в новом статусе, и стремясь вернуться в равновесие, будет сопротивляться новому элементу. Нелегко ему придется, Борису-то.

Упрощая виды на ситуацию, можно сказать так: в система «отдел» нужно как можно скорее адаптироваться, чтобы стать своим и управлять своими. Для этого нужно, не тратя времени, проделать все полагающиеся процедуры становления в должности. А вот в системе «дружба» нужно, напротив, ослабить связи и ослабить саму систему, чтобы она не мешала первой. Это непросто, но достижимо. Нужно постепенно удаляться и оставаться на удалении, пока не сложится привычка к этому расстоянию, и так, пока удаление ни станет достаточно далеким.

Так поступают хирурги, удлиняя кость: сначала ломают ее, затем разводят половинки в стороны, фиксируют железными винтами, и тогда через некоторое время кость срастется, и концы кости – суставы – станут дальше друг от друга.

Борис должен удалиться от друга, и фиксировать это удаление, чтобы новые отношения стали равновесными. В отношениях Бориса и Андрея должно остаться совсем немного дружбы.

Чем заполнятся пустоты, оставшиеся от дружбы? Службой – служебными отношениями «начальник – подчиненный». Пройдет время, и сложится новое равновесие. Это может быть и год. В системах все небыстро. Нужно набраться терпения и настойчивости. Через год оба – и Андрей, и Борис – будут вполне довольны сложившимися отношениями.

Если же попроще, безо всякой такой научности, то вариант «А» означает сворачивание дружбы к минимально допустимому уровню, чтобы дружба с одним из подчиненных не мешала руководителю отдела управлять сотрудниками. Технически это делается так: на дружеские темы говорить все реже, по дружеским причинам встречаться все реже, в том числе за пределами рабочего времени и рабочего места. Освободившееся время руководителю следует занять своими руководительскими делами, а на стадии становления в должности таких дел хватает.

Вариант «А» – вполне зрелый вариант.

Вариант Б: Спасать дружбу!

Хотел написать «Сохранить дружбу!», но это неверная формулировка ситуации. Дружбу нужно именно спасать, потому что она в опасности. Производственная система достаточно сильна, чтобы уничтожить дружбу. С изменением положения Бориса в производственной системе на более полезное и важное для системы спрос с Бориса усиливается, равно, как и усиливается поддержка его системой.

Немного метафизики, а так-то, законов систем: «Ну, что ж!», – подумает система. – «Я готовила в руководители этого Бориса, настало время назначения… Назначен! Начал действовать! Что это? Что это мешает ему? Дружба? Не бывать дружбе!…». И система сделает что-нибудь такое с Андреем. Например, несчастный случай устроит или сбой или ошибку или напьется он и натворит что-нибудь… Или с Борисом, и он сделает что-то совсем уж радикальное, что Андрей расценит, как предательство или подлость. Напомню еще кое-что метафизическое: системы могут такое – заставить людей действовать в ее интересах, хотя и против интересов этих людей.

Это я намекаю, что для сохранения-спасения дружбы от друзей потребуется запредельные, фанатические усилия, которые, конечно, будут достойны самых высоких похвал в духе рыцарских романов и героев типа Ричарда Львиное Сердце. Однако нормальные люди увидят в этом, скорее, Дон Кихота. То есть, чудачества. И если даже друзьям удастся сохранить дружбу, да еще и не в ущерб работе или даже с высокими производственными показателями, то и в этом случае к карьере Бориса приклеится бирка о его чудаковатости, что несомненно понравится не всем работодателям.

Если же говорить о варианте «Б» с полной ответственностью и по-взрослому, то это совершенно бессовестный вариант. Это, как жениться и гулять, изменяя жене, или наоборот – жена мужу. Вот так распишется работник в трудовом договоре, поклявшись в верности работодателю, а потом гуляет налево и направо. Дружба сотрудников – это наглая измена работе на глазах у всех. Это грех! И грех будет наказан!…

Даже если измена-дружба сойдет друзьям с рук, то жить с таким грузом на совести можно только, если с совестью что-то не так. Сохранять дружбу при живой работе – это могут только махровые извращенцы…

Вариант «Б» – плохой, бессовестный и совершенно безумный вариант. Правда, в качестве вызова системе – вполне подойдет. Протестующим подходят любые вещи, лишь бы протеста было побольше.

Вариант В: Убрать друга!

Хитрозадая попытка сеть на два стула, убрав один из них. Кажется, что стоит только избавиться от друга-подчиненного, оставшись начальником, как тут же две проблемы и решены: и друга не потерял, и начальником остался. Даже при самых чистых помыслах, когда, посовещавшись, друзья решают, и Андрей пишет заявление на перевод в другой отдел или на увольнение – лишь бы дружбу сохранить, и не помешать другу Борису стать полноценным начальником, не помешать его карьере, вся эта затея все также бессовестна по отношению к предприятию-производству. Руководство голову ломает в заботе о прибыли, рынке, условиях труда, социалке…, а эти двое играют в бирюльки преданной дружбы – настолько преданной, что им наплевать на родное предприятие и родной коллектив.

Сторонники варианта «В» уже придумали феерический веер вариантов того, как исполнить замысел: создавать нетерпимые условия для Андрея, уговаривать вышестоящее руководство, врать кому-нибудь, что Андрей отличный специалист по специальности соседнего отдела… Люди – не пешки, чтобы вот так легко переставлять их по жизни, как по шахматной доске. В каждом из вариантов, кроме сугубо научной составляющей, обязательным обертоном звучит струна нравственности.

В качестве бонуса добавлю спецвариант. Его нужно было бы назвать «А прим.», но пусть будет «Г», намекая на ход конем.

Итак…

Вариант Г: Ничего не делать, как не делать ничего!

Вариант «А» хорош. Однако его можно исполнить еще лучше. Достаточно взяться за работу руководителя отдела с душой и самозабвенно, даже при том, что вокруг дружбы с Андреем столько проблем, как постепенно дружба сама сойдет на нет, уменьшится.

Руководители – люди занятые. Их занятость задается многими причинами – производственным планом, заботой о подчиненных, спросом с них вышестоящего руководства. Значит, самым естественным путем дружба окажется вытесненной насущными заботами руководителя отдела.

Даже если попытаться сохранить дружбу, но не так рьяно, как  варианте «Б», а в духе «Хорошо бы дружбу сохранить!», сохранить ее не удастся.

Дружба подобна флюсу!, – перефразирую Козьму Пруткова. Когда-нибудь и вы поймете людей, у которых нет друзей. Нет друзей – нет ограничений. Это свобода…

Сергей Александрович Русаков.

18 сентября 2015 года.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *