Кот и птичка. Сказка, рассказанная внуку во время его первого стажерского кормления дедом

Жил-был обычный домашний кот, и звали его Ватсон. Видимо, каких-то английских кровей. Потому происходящее в стране проживания казалось ему в диковинку. Собственно, страны-то он и не видел, будучи сугубо домашним, а значит, заключенным в застенках городской квартиры. О стране он мог судить по людям, с которыми ему довелось проживать на одной жилплощади. 

Это были странные люди. Они без шуток считали кота разумным существом, и потому разговаривали с ним. Некоторые из людей были очевидно разумнее, считая, что кот – это зверь, а «Ватсон» – это кличка, на которую он откликается, когда его зовут покормить. Говорить с котом человек может только командами, опираясь на условные рефлексы. 

Кот не обижался на разумных людей. Неразумные же всерьез считали Ватсона членом семьи, что ему почему-то нравилось. 

Конечно же, коты живут инстинктами, но мало-по-малу в нем стали проблескивать искры разума. «С кем поведешься, от того и наберешься!». А что?! Ведь был же в одной поэтической сказке Кот-Ученый, который «по цепи кругом». А еще был Чеширский Кот, а также Кот Бегемот и Кот В Сапогах. Все это были весьма разумные коты. Значит, и у Ватсона были шансы на обретение разума. 

И для человека, и для кота проблемы начинаются тогда, когда инстинкт и разум сталкиваются, как коса находит на камень, и однажды с Ватсоном произошел такой ужасный случай. 

Быт домашних котов незамысловат, и изрядную долю досуга коты проводят на подоконнике, глядя в окно через оконное стекло. Вот и на этот раз Ватсон сидел себе, скучая и позевывая, на подоконнике окна квартиры на шестом этаже десятиэтажного дома. Внизу сновали люди, казавшиеся маленькими, как мухи. 

Кто такие мухи, Ватсон знал и немало преуспел в их поимке. Мухи и мошки – в основном, луковые мушки дрозофилы – вызывали у Ватсона легкое возбуждение игравшего в крови охотничьего инстинкта. И тут…

Снаружи окна на раму уселась птичка, и стараясь удержаться на скользком пластике, перебирала лапками и порхала крыльями. Наверное, это был воробей. Ватсон завороженно смотрел на птичку, замерев, застыв сразу по двум причинам. 

Во-первых, сработал охотничий инстинкт, требующий затаиться перед броском на добычу. Во-вторых, что это за зверь такой и насколько он опасен, Ватсон не понимал и потому замер от неопределенности. И то, и другое – инстинкты. 

Птичка же была, в свою очередь, привлечена мушками, ползавшими по оконному стеклу, а стекло… Современные стекла устроены особенно – из квартиры улицу видно хорошо, а наоборот – гораздо хуже. Птичка видела мошек, но не видела кота, а тот видел птичку, и охотничий инстинкт стал побеждать в нем. 

Птичка – это добыча! Ватсон молниеносно взмахнул лапой, выпустив когти, но  ударил лапой в стекло. В ответ на это птичка, не увидев опасного кошачьего удара, затрепетала еще яростнее, теряя равновесие. Ватсон увидел, что птичка не боится его и даже нападает сама. Значит, – это не добыча, а опасный зверь!

Кот спрыгнул с подоконника и продолжал смотреть на смелую и агрессивную птичку с безопасного для себя расстояния. Он влез на шкаф рядом с окном и продолжил настороженно следить за птичкой, готовый сразу же удрать, если что…

И тут в комнате вспыхнул свет. В комнату вошла хозяйка и включила потолочную люстру. Теперь со стеклом вновь произошли метаморфозы. Ватсон перестал видеть птичку и забеспокоился. Птичка же, наоборот, увидела рядом огромного кота, изготовившегося к опасному броску. 

На секунду птичка зависла в воздухе, как колибри, открыв клюв от ошеломления, но инстинкты исправно сработали. Птичка пулей ринулась ввысь, в спасительные небеса. Кот, как привязанный к ней ниткой, прыгнул со шкафа и ударился мордой о стекло. 

  • Да что с тобой?, – беспокойно спросила хозяйка. – Пойдем, я покормлю тебя мясом. 

Услышав магическое слово, которое означало только только одно – кошачью еду – кот быстро забыл о птичке и поскакал галопом на кухню, чтобы следить за тем, как хозяйка накладывает в его специальную мясную мисочку возжделенную порцию корма. Это еще один инстинкт и, пожалуй, самый главный. Настолько главный, что на время еды и коты, и люди часто теряют разум. 

Когда Ватсон все съел и вылизал миску, он все же зашел в комнату посмотреть – нет ли птички? Возможно, кот задумался о произошедшем, а может, даже пустился пофилософствовать о бренности бытия, чтобы походить не великих котов. 

Кто знает, какая судьба ждет кота Ватсона?

Сергей Александрович Русаков. 

16 августа 2015 года. 

Деревня Десна, Новая Москва. 

А ещё посмотрите на эту тему такие публикации:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *