Инженер Новогодней Магии. Глава 18-я…

(научно-фантастический роман-сказка)

Глава 18-я, в которой раскрываются секреты доминирования и вампиризма, а главный герой вновь прибегает к подсказкам дешевых брошюрок

   Для человека свойственно соревноваться с другими людьми. Даже у животных есть такая привычка. «Рыба ищет, где глубже!». Это о том, что для всех живых существ имеет значение еда и территория, с которой они питаются. Это очевидно, что еды на единице территории всегда ограниченное количество, и чем больше едоков, тем меньше достается каждому. Отсюда манера метить территорию и изгонять чужаков. Это касается и описаных собаками столбов, и высоких заборов дачников, и контрольно-следовой полосы государственной границы. 

   Продолжение исследования этой темы обнаружит, что и внутри территории еда распределяется по принципам справедливости  весьма специфического свойства. Известно, как минимум, четыре принципа распределения еды на ограниченной территории, и они не одинаковы по тому, сколько кому достается. Способы получить при распределении себе побольше выстроены по своей эффективности, как жердочки лестницы, и это откровенно напоминает лестницу карьерную. 

   Низшей эффективностью обладает первый уровень подходов к распределению – по размерам едока. Сначала может показаться, что это справедливо – чем тебя больше, тем больше тебе должно доставаться еды, но крупный едок забирает себе, гораздо больше, чем потребляет его организм, и оказывается, что это вовсе не принцип справедливости, а принцип силы. Крупные просто сильнее, и им отдают еду, чтобы не рисковать испытать их силу. 

   Второй уровень распределения еды гораздо более откровенен, раскрывая не просто право силы, но и ее методы. Сторонники второго способа распределения в свою пользу просто и незамысловато применяют силу, что называется насилием, или демонстрируют налево и направо готовность ее запросто применить, что называется агрессией. Считается, что агрессивным насильникам достается больше еды, чем крупным, причем крупные часто сильнее агрессивных. 

   Третий тип распределения еды странно связан буквально с распределением. Некие распределители распределяют добытую добытчиками еду между едоками, часто даже не будучи причастными к добыче, но заведуя складами запасов еды. Распределителям достается еще больше, чем крупным и агрессивным. Вот почему до сих пор в почете завсклады и товароведы. Они лучше питаются. 

   Четвертый и самый эффективный способ отхватить при распределении еды больше всех упомянутых типажей – красив. Буквально красив, потому что использует удивительный механизм красоты, но не той, что понимается, как гармония, а тот, что привлекает внимание. Так честный и благородный поступок, который можно было бы назвать красивым, останется незамеченным, а всеобщее внимание достанется чьей-нибудь мерзкой подлости. 

   Механизм привлечения внимания так до сих пор до конца не понят учеными, но у кибернетиков есть на это своя гипотеза. Кибернетики обоснованно считаются сумасшедшими настолько, что кибернетику до сих пор считают лженаукой, а их самих подвергают гонениям, как еретиков. Кибернетика же изучает системы и связи в них. Так вот, привлекающие внимание находятся в центре систем, и к ним сходятся все связи, подобно малому ребенку, который получает от родни по кусочку, и если ему мало, то начинает орать, привлекая внимание.

   Как бы то ни было, а четвертый способ работает, и самые богатые богаты, потому что в центре внимания. Влезть на броневик, взобраться на трибуну, собрать стадион для своих песенок, мелькать в экране телевизора, да еще поливать других компотом из стакана – это действительно работает и обеспечивает много еды, богатство и красивую жизнь. 

   Все перечисленные четыре способа обеспечить себе место под Солнцем, конечно, этически небезупречны, но их, все же, стоит считать относительно честными, если узнать о пятом совершенно безнравственном способе урвать себе побольше. Все нормальные люди карабкаются вверх и получают все больше благ с каждой новой взятой высотой, а ненормальные не дают нормальным карабкаться, становиться лучше и сильнее, и потому ненормальным кажется, что они  растут на фоне опускаемых ими нормальных, но это не так. 

   Особый, и хорошо, что не слишком распространенный тип людей, – подавляющие личности. В их эго-программах произошла ошибка, и теперь они изощренно мешают людям жить, подвергая критике, обструкции, злословию, искажению правды о людях и результатах их труда. Подавляющие личности источают яд, отравляя все вокруг, и кажутся себе выше созданных ими руин. 

   Если присмотреться вокруг, то можно иногда обнаружить таких. Они не способны к созидательной деятельности, но принижают достижения других. Они искажают информацию негативными оценками и передают только негативные новости. Вокруг них неудачи, но не свои, несчастные случаи, но не с ними, низкая производительность труда и плохая мотивация к труду. Если люди ссорятся между собой, ищите в их кругу подавляющую личность. 

   В эзотерике и недалеко ушедшей от нее психологии есть версия об энергетических вампирах или о психологическом вапиризме. И в самом деле, подавляющие личности, словно заряжаются, как батарейки, каждый раз, как испортят кому-нибудь настроение или поссорят людей. Про таких действительно говорят, что они пьют кровь, но, конечно же, смысл этого выражения переносный. 

   Особенно опасной становится ситуация, если подавляющая личность обнаружит растущую и присосется к ней. Ведь растущим нужны протесты и освобождение из плена систем. Найдите растущего по признакам бунтарства, нарушения дресс-кода и протестной активности. Если растущего явно пускает «в расколбас», если он следует странным приливам и отливам, как с горки и в горку летит по синусоиде, ищите в его окружении подавляющего вампира. В расколбасном состоянии растущие необычайно опасны для общества, и потому добрые люди должны искать, находить и принимать строгие меры к вампирам. 

   Степан Андреевич открыл брошюрку неизвестного автора, которую сегодня купил в киоске «Все по 10» на выходе из станции метро. Название книжечки звучало грозно: «Выявление, предупреждение и пресечение деятельности вампиров». Веря, что именно в таких местах, как этот ларек, неведомым образом сосредотачиваются неширпотребовские знания, Степан Андреевич регулярно пробегал взглядам по заголовкам книг, пробегая мимо на работу. Автор настаивал, что вампиры существуют:

   «…Посмотришь со стороны, как бабки, сидя у подъезда, перемывают косточки соседям и прохожим, и становится понятно, что у этих старух есть работа и они делают ее старательно. Колдуют и ворожат. Многие спотыкаются, проходя мимо, младенцы начинают ни с того ни сего плакать на руках мамаш, паркующаяся блондинка опять даст повод для анекдотов, задев пару других машин. А всё бабки! 

   Коллективное колдовство всегда сильнее одиночного. Для одиночного нужна приличная сила, а для группового волшебства, достаточно собраться двум-трем и вперед! Поэтому, проходя, мимо старух у подъезда, всегда показывайте им кукиш – языческий оберег, который всегда с собой, или перекрестите их – увидите, как их перекорежит, и они заговорят на бесовских языках, или ночью намажьте их скамейку чесноком, воткните иголки, намотайте шерстяные нитки. 

   Или вот еще сильное средство. Есть очень сильные магические слова, которые, если громко их кричать, помогают в бою, а написанные на заборе или на стенах подъезда, хранят от злых людей имущество и жильцов. Подберите краску в тон скамейке и, подсвечивая себе мобильником, ночью напишите на сиденье несколько магических слов, по слову на бабку. Магия вот в чем: писать надо зеркально – так, как отражается это слово в зеркале. Напишите и уходите. Бабки утром займут колдовское капище, разогреют его седалищами, поколдуют и, когда будут расходиться на обеденный перерыв, колдовство сработает. Бабки увидят друг на друге, что их проклеймили магическими словами сильного действия, и будут бесноваться. Многие местные жители неожиданно почувствуют себя лучше, у многих улучшится настроение, некоторые помирятся, разведенные даже подумают сойтись, может, и шрамы рассосутся – теперь все зависит от силы слова. Слово – это сила!…»

   Степан Андреевич озабоченно задумался и пошел в светящийся мир искать вампиров. Его расчет был прост – способность видеть нимбы людей и свечение социальных групп, может быть, поможет ему различить среди людей подавляющих их вампиров. 

   Он буквально угадал, направившись в курилку. Там стояли и дымили бездельники и просто никотиновозависимые работяги цехов и работники офиса. Вот один хвастается другим, что купил сэкономленные на обедах деньги фигурные коньки любимой дочке. Он сильно любит дочь, и его нимб сверкает добрыми перламутровыми переливами. Но вот другой бросает едкое замечание, что фигурное катание только сначала одиночное, а потом обязательно парное, и глазом не успеет папаша моргнуть, как кто-то из мальчиков его девочку соблазнит и пойдет она по рукам, как заурядная шлюха. 

   Степан Андреевич удивился тому, как все просто оказалось. Нимб отца заметно потускнел, а нимб предсказателя дурных последствий фигурного катания засиял. Приглядевшись, Степан Андреевич увидел, как тоненькие ниточки соединили два нимба, и от отца к доброжелателю что-то стало перетекать, как кровь в прозрачных трубочках переливания крови. Вот он – вампир. «Ну, держись!», – с азартом, перемешанном с брезгливостью, решил Степан Андреевич. 

   До нового года нужно разобраться с вампиром…

А ещё посмотрите на эту тему такие публикации:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *