Инженер Новогодней Магии. Глава 10-я…

(научно-фантастический роман-сказка)

Глава 10-я, в которой за тайной автомобильных пробок скрывается тайна пресловутого духа коллектива и главный герой узнает о силе коллективного духа

   Выживание за счет потенциала социальной системы дорого достается человеку. Казалось бы, ну, что здесь особенного – вступил в группу, поступил на работу, принял гражданство, и получай свою долю при общественном распределении материальных благ и безопасности. За все это приходится платить своей собственной свободой. Делать то, что не хочется, не делать то, что хочется, и довольствоваться узкими рамками свобод. Но это только цветочки. Платить приходится гораздо дороже. Чем?

    Энергией. Жизненной силой. Жизнью. 

   Московская Кольцевая АвтоДорога. Пробки. Кажется, что они возникают сами по себе, без какой-либо объективной причины. И это действительно так. МКАД – это большая система, состоящая из водителей автомобилей. Это только кажется, что каждый водитель изолирован в своем автомобиле. Каждый держит дистанцию с впереди едущей машиной, то тормозя, то ускоряясь. Подает сигналы фонариками поворотов и переезжает в соседний ряд. Чертыхается, если кто-то из соседей затупил. Матерится, если кто-то подрезал. 

   «Участники дорожного движения» – это не автомобили, а люди. Они связаны между собой дорогой, влияют друг на друга, значит, образуют обычную социальную систему, которая живет по своим правилам – законам систем. Главный закон систем – закон самосохранения – заставляет системы делать все, чтобы продолжить жить и жить все жизненнее. Все, что для этого нужно – увеличивать число участников и число связей между ними. Это подчиненный закону самосохранения закон роста и развития систем. 

   Социальная система «МКАД» стремится сделать так, чтобы людей – не только водителей, но и пассажиров – было вовлечено в нее как можно больше. Для этого очень хорошо подходят пробки – дистанции сокращаются, водители и пассажиры вовлекаются в информационный обмен. Система на глазах оживает и оживляется, чувствует себя хорошо, как может чувствовать себя человек, разогнавший кровь по жилам после сна. 

   Ради этого и нужны пробки МКАДу. Однако кто же и как это делает – создает пробки. Если расспросить водителей, ставших участниками дорожно-транспортных происшествий, по причине чего и возникают пробки на московской кольцевой, то они не смогут ответить ничего вразумительного и будут мычать и материться. Приходя в себя после рюмки-другой на кухне, они будут говорить странные вещи, что, дескать, будто кто-то толкнул под руку, нашептал на ухо или что-то померещилось, и чтобы избежать столкновения…

   Настала пора рассказать правду о социальных системах. Это не просто живые существа. Это живые существа с примитивным системным духом, подобным тому, который управляет, например, муравейником. О природе духа, как и о природе личности, толком ничего не известно – дух нематериален, но существует и управляет. 

   Не сразу, но все же, люди, не все, но некоторые, стали догадываться об одной необычной особенности – дух системы не должен схлопнуться, исчезнуть, перестать существовать, но должен становиться все сильнее. Зависит это от того, как много участников соединено в систему, и насколько они связаны между собой. Для этого дух управляет системой, породившей его, так, чтобы элементов и связей становилось все больше. 

   Системе из людей, едущих по МКАД, нужно вовлекать все больше участников и провоцировать их на все больший обмен информацией. Дух для этого возьмет, да и подтолкнет кого-нибудь из водителей под руку, чтобы тот задел своим автомобилем машину другого водителя. Два транспортных средства встали на дороге, начинает вырастать пробка. Дух радуется – ему хорошо. 

   Водители и пассажиры начинают злиться, в воздухе пахнет адреналином. Все заражаются злостью и агрессией. К бранным словам и крепким выражениям добавляются жесты, невербалика гримас и… запахи. Неспроста дух, воздух, душистый – слова одного корня. В воздухе пахнет грозой. Сразу столько обмена информацией, столько связей, столько жизни духа системы. Он радуется, и продлевает радость, создавая все больше аварий и все более длинные пробки. 

   Примечательно, что большого числа связей дух системы мог бы добиться и на фоне положительных эмоций – в воздухе запахло бы эндорфинами, люди в пробке пели бы и приплясывали, посылали бы другим водителям и пассажирам воздушные поцелуи, участники аварий обнимались бы и целовались, но… Гораздо большую жатву для себя дух МКАД собирает именно на негативных эмоциях. Уж больно они сильны и энергичны. 

   Кстати, об энергии. Есть и другие версии о причинах, по которым дух собирает пробки – он питается, насыщается, лакомится энергией, производимой людьми в минуты раздражения, злости и ярости. Об этом писал замечательный физик и маг Зеланд. 

   Степан Андреевич вновь прошел на новые территории – в светящийся вариант Московской фабрики елочных игрушек. Именно свечение стало предметом его интереса. Личности светятся – это ему было понятно, но почему светятся комнаты и коридор – пространство? У Степана Андреевича была версия, которую он шел проверить. 

   Он подошел к столовой – как раз был обед. Углы столовой слабо посвечивали бледно розовым – еле заметно. Люди в очереди и за столиками вяло светились нимбами разного цвета. Степан Андреевич попытался, что называется, «на глаз» прикинуть, сколько здесь кого, и нет ли кого, чьего цвета свечения он еще не знал. Вот дачники коричневеют, вот алкогольно-развлекательная братва, синеет, вот карьеристы… Кстати, ни завпроизводством, ни начальника гальванического цеха не было видно в столовой. Надо бы их проведать…

   Ух ты! Эльвира! Оранжевый нимб, да какой яркий! Спасайся, кто может… Эльвира, как раз, строила глазки кому-то из айтишников. Ее оранжевый нимб пульсировал. Айнишник отвечал ей… зеленым? Кто это? Растущий? Возможно… Сколько еще дел! Но были дела и поважнее.    Степан Андреевич еще раз внимательно оглядел углы под потолком, стараясь запомнить цвет и интенсивность свечения, и… вернулся в нормальный мир. 

   Инженер по технике безопасности ворвался в столовую и сразу начал свою бутафорскую игру.

– Так! Никому не расходиться! Слушать внимательно! Не говорите потом, что не слышали! Касса – перестань принимать деньги за еду, пока я говорю, – Степан Андреевич старался создать как можно больше ажиотажа. 

– Внимание! Сегодня после работы никому не расходиться! В актовом зале фабрики состоится двухчасовая лекция о технике безопасности в предновогодний период. Все планы на вечер отменить! Никому не опаздывать! Все опоздавшие или не явившиеся будут лишены премии. Вы меня знаете! А теперь приятного аппетита, граждане злостные нарушители техники безопасности!, – Степан Андреевич завершил свою речь на высокой громкой ноте и выбежал из столовой. 

   Вернувшись в светящемся мире в светящуюся столовую, он ее не узнал. Она светилась по потолку и углам насыщенным красным светом. Даже в воздухе витало что-то вроде красного тумана, как если бы в столовой было накурено, и висел табачный дым. Степан Андреевич не стал отвлекаться на обозрение вспышек и всполохов нимбов персонала. Это сейчас было не так важно, как то, что узнал Степан Андреевич. Теперь он знал, что дух коллектива имеет красное свечение и по его интенсивности можно судить, насколько он разошелся в своих потугах оживить свою жизнь или насосаться человеческой энергии. 

   Теперь можно будет следить за реакцией коллективного духа в ответ на меры, которые задумал инженер по технике безопасности, чтобы дух не спровоцировал неприятности, ради своего удовольствия. 

   До нового года нужно успеть сделать и это – ослабить коллективный дух и не дать ему никаких шансов. А впереди будет еще пара опасных, в этом смысле, моментов – общее фабричного собрание и корпоративная вечеринка.

А ещё посмотрите на эту тему такие публикации:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *