Инженер Новогодней Магии. Глава 6-я…

Глава 6-я, в которой составляется список вредных людей и начинается охота на них во имя преодоления беспокойного предновогоднего периода

   Люди необычайно сильны. Хорошо, что есть сила, способная подавить волюнтаристскую волю человека. Стоит только людям собраться вместе, а делать они это вынуждены, чтобы жилось полегче, как один подавляет другого, и оба оказываются в равновесии, в котором каждому настолько хорошо, насколько достается при дележе. И настолько же плохо. В смысле, не так уж и плохо. 

   Если же собирается вместе много людей, например, в городе, в стране или просто на маленькой фабрике елочных игрушек, как каждый из людей, состоящих в этих сообществах, оказывается буквально зажат, как в тиски, в уравновешенное натяжение отношений. Не шевельнешься. 

   Сообщества людей, а называются они социальными системами, жестоки. Как и во всякой системе, в сообществах «включается» Закон Самосохранения Систем – великий закон Природы. Отныне система сама определяет судьбу каждого своего элемента – человека. Подходит системе? Оставайся вместе со всеми в общей куче. Не подходит? Вон из системы! 

   Правила пребывания в сообществе просты. Их два. Если человек полезен – он остается и даже будет обласкан системой. Если вреден – будет изгнан, да так, что мало не покажется. Полезны те, кто способствует системе – поддерживает и умножает связи, производит и призывает все новых людей в систему. Вредны те, кто рвет связи и уменьшает число людей в системе. 

   По этой простой причине общественница из кинофильма «Служебный роман» гораздо полезнее любого инноватора, предлагающего новые технологии, сокращающие персонал или просто не дающие повода ходить из кабинета в кабинет с бумажками, чтобы заодно обсудить сплетни и ход сюжета сериала. 

   В каждом сообществе, и фабрика елочных игрушек не исключение, есть вредные обществу люди. Необычайно важно знать, и что это за типажи, и каждого конкретного представителя каждого типа. Для Степана Андреевича это имеет прикладное значение, поскольку вредные люди как раз и будут точечными причинами возможных неприятностей, аварий и пожаров. Для Семена Аркадьевича вредные люди тоже имеют значение, потому что именно они и приведут к опасным конфликтам между сотрудниками.

   И все эти неприятности обязательно обострятся в канун нового года из-за эффекта сгущения событий. Если не принять меры, то неприятности случатся. Но меры будут приняты, и Степан Андреевич спешит на необычное производственное совещание, участвовать в котором будут только два человека. Но зато какие!

   Отвлекаясь от странных впечатлений о странных светящихся людях, инженер по технике безопасности зашел в кабинет к кадровику. Они были друг с другом «на ты». 

– Привет, Степан!, – повторил произнесенное уже по телефону приветствие Семен Аркадьевич. – Давай покумекаем о новогодних праздниках. 

Степан Андреевич, хоть и догадался, о чем пойдет речь, все же не удержался – пошутил. 

– Составим план корпоративной вечеринки?, – и он улыбнулся, вызывая ответную улыбку кадровика. 

– Давай поговорим о потенциально опасных сотрудниках, – Семен Аркадьевич, похоже, настроился порассуждать, прежде чем назовет фамилии, – Бывают опасные люди семи типов, и все они есть у нас на фабрике. 

– Карьеристы. Они опасны тем, что сотрудничеству предпочитают соперничество. Так уж они устроены. Если не будет соперников, их не с кем будет сравнивать, и никто их не заметит. Карьеристы буквально создают врагов, чтобы бороться с ними. Так, вокруг карьериста собираются враги, и он начинает думать, что его врагами являются все без исключения. Это как у Сервантеса – что ни мельница, то чудовище. Новогоднее обострение выльется в битвы карьеристов со всеми, в ком они заподозрят врага. Будут открыто конфликтовать, нападать, атаковать, оскорблять, подавлять или скрытно подставлять. У нас есть человек десять в разной степени проявленных карьеристов, но самый явный – завпроизводством Карташов. 

   Протестующие. Мой великий соплеменник Абрахам Маслоу называл их растущими. Для них протестовать против правил – способ доказательства своей свободы, а свободу они начинают ценить именно из-за личностного роста. У нас в айти-отделе работает Христофор. Пока я прикрываю его от начальственного гнева за дрэды и бусы, он будет делать свою работу и молчать, уходя в Интернет, как в астрал. Но новогодняя пора может и его взбаламутить. Вот услышит он на итоговом совещании речи начальства – штамп на штампе – и хотя это язык социальных систем, Христофору это будет резать ухо, и может сподвигнуть резать правду-матку о том, что он думает о начальстве, сотрудниках и фабрике. Ему, разумеется дадут отпор. Он, конечно, ответит. Ответ Христофора может быть слишком сильным и слишком опасным для всех. 

   Интриганы. Три зама генерального давно играют в эту игру – объединяются в коалиции и расходятся по углам, разносят сплетни, доводят дезу и подставляют друг друга. Для них это игра, где ставкой не столько кресло генерального – они знают его силу, сколько вкус участия в битве за директорское кресло. Новогодняя опасность от этих игроков в том, что они могут вовлечь в круг своих интриг слишком большое число людей, и тогда ситуация может выйти из под контроля. Представь, Степан, если фабрика разделится на сторонников и противников каждого из этой троицы. 

   Озабоченные женщины. В отличие от озабоченных мужчин, известных, как ходоков, которые только укрепляют единство коллектива, озабоченные женщины, а это разведенки и незамужние, одержимы целью выйти замуж – повторно или в первый раз. У нас есть несколько таких, кого поджимает возраст. Однако особо опасна Элвира из бухгалтерии. Она определенно ведьма. Я наблюдаю за ней, и она, без сомнения, привораживает к себе женатых мужиков. Влюбленные в нее перестают думать о своих семьях, работе, и коллективе. Они готовы на самые разные безрассудные поступки, и Эльвира будет их к этому провоцировать. Самый страшный сценарий – это битвы оленей – дуэли самой разной степени опасности по фатальности исходов. 

   Воры. Звучит жестче, чем советское «расхитители собственности», но гораздо точнее. В некотором смысле, это признак роста – они перестали бояться правила «Не укради!». Новогодняя горячка воспринимается ими верно – бдительность ослаблена, контроль на нуле, все навеселе. Вообще-то воры в обычное время даже полезны – исчезновение части ресурсов приводит поток ресурсов в движение, выводит из неподвижности. Это как кровь пускали в старину или цепляли на больных пиявок, чтобы ускорить обмен веществ. Бояться нужно, если воры позарятся на большой куш. 

   Алкоголики. Ты знаешь, Степан, тебе они известны по технике безопасности. Проблема алкоголиков в том, что личность их раздвоена на базовую и алкогольную. Если уходят в запой, на фабрику приходит вовсе не тот, кто числится в табеле. Приходит двойник. Он будет делать, что и обычно, но он не имеет ответственности ни за что, из того, что делает. Это не его жизнь, не его фабрика, не его товарищи. Запой пройдет, и он уйдет вглубь головы. Вернувшийся к жизни базовый человек сильно удивится тому, что успел натворить его алкогольный клон. Перед новым годом все будут выпивать на работе – в кабинетах, в раздевалках, в курилках, наливая из карманных фляжек, в столовой, пронося коньяк, как Пепси Колу. Алкоголики активизируются. Бикфордов шнур будет подожжен. Кстати, я сегодня видел в коридоре Сергея из отдела продаж. Ты знаешь, он такой, как мы, но спился. Однако силы у него меньше не стало, и он опасен. Очень опасен. Это особый случай. Личность его настолько сильна, что не засыпает при запое, а начинает управлять алкогольным двойником. Я догадываюсь, что он пребывает в непроходящем запое. Он не выглядит пьяным… Уволить его было бы сложно. Он – лучший в продажах. Ему нет равных, и он не хочет уходить. В канун нового года он может сделать что-то очень мощное по силе воздействия. Однако у меня есть план…

   Ну, и люмпены. Вообще-то у нас их, благодаря моей системе отбора пресонала, никогда не бывало. Не бывало до моего отпуска летом. Пока отдыхал на Мертвом море, один из кадровиков принял на работу уборщицу. Она показалась ему даже интересной своими заявлениями о том, что не думает о завтрашнем дне, считает все умные разговоры фигней, а ее мат он принял за фишку утонченного человека. Я проверил потом. Судима. Лишена родительских прав. Пьет, правда, на работу выходит трезвой, проспавшись. Ты знаешь, Степан, такие типажи. Их развитие настолько низко, что привить им привычку соблюдать правила просто невозможно. В новогоднюю пору она может попросту привести ночью собутыльников, открыть двери своими ключами, и они вынесут все, что посчитают пригодным на продажу барыгам, а заодно подожгут, чтобы следы замести. 

   Вот так, – и Семен Аркадьевич замолк. 

– Подожди-ка!, – завершил какие-то свои мысли Степан Андреевич. Он вышел из кабинета кадровика, зашел в свой кабинет за ключами и фонариком, спустился в подвал, открыл ключом железную дверь комнатушки для демо-пожара, прошел в смежную комнату, которую сегодня обнаружил, открыл засов, прошел по коридору, поднялся по лестнице и … Коридор первого этажа подсвечивался спокойным розовым светом. Из столовой выходили люди. Вокруг их голов светились шары, похожие на шлемы космонавтов. 

   Степан Андреевич зашел в кабинет кадровика.  Тот с удивлением смотрел на друга. Вокруг головы Семена Аркадьевича светился яркий белый ареол, такой же, как у самого Степана Андреевич, когда он в прошлый раз увидел себя в зеркале. Он оглядел кабинет кадровика. В углах потолка висели прозрачные темные шарики. 

Степан Андреевич вышел из кабинета кадровика и вскоре вернулся вновь, проделав путь в обратном направлении. Он сел перед Семеном Андреевичем на стул и улыбнулся. Голова кадровика больше не светилась. Темных шариков в углах не было видно. 

– Есть кое-что, что поможет нам не прозевать назревающие неприятности. Нужно, конечно, все это проверить…, – Степан Андреевич не хотел говорить другу, что произошло, что он каким-то образом перемещается в вариант фабрики (а может, и всей планеты), где может видеть излучения личностей, оценивать по их цвету и интенсивности состояние человека и его опасность. Да. Во всем этом нужно как следует разобраться. – Нужно кое-что срочно проверить, –  И он вышел в коридор. 

   До нового года оставалось все меньше дней, но теперь в заботах инженера по технике безопасности появилось новое обстоятельство, и как нему относиться, было пока непонятно…

А ещё посмотрите на эту тему такие публикации:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *