Инженер Новогодней Магии. Глава 3-я

(научно-фантастический роман-сказка)

Глава 3-я, в которой упомянут еще один герой и дан старт противопожарной магии 

   Все люди разные! Это определенно штамп, то есть, мысли, под слоем ржавчины. Но ведь люди действительно разные, и не только своей половой, расовой или этнической принадлежностью. Есть одно малоизвестное, но очень важное отличие, делящее людей на классы безжалостно и строго. Это различие людей по уровню развития личности. 

   Личность — тот самый малец с жостиком — проходя уровень за уровнем в своей компьютерной игре, становится все более умелой в управлении, и если ей что-то не давалось, не подчинялось воле, было не по зубам, теперь падает к ее ногам. Наступает день и час, когда очередная высота, доселе не достижимая, оказывается взятой. Очередной уровень пройден. 

   Каждый человек стартует в своей жизни с «низкого старта» — из положения животного. Личность, появившаяся в возрасте около трех месяцев, беспомощна и неумела. Однако с каждым днем, пробуя и ошибаясь, одерживая маленькие победы, она постепенно берет под свое ручное управление инстинкт за инстинктом, рефлекс за рефлексом. 

   Вот ребеночек потянулся ручкой и достал то, что ему давно хотелось достать, но ручки не слушались. Вот он усилием воли терпит позывы, пока не добежит до горшка. Вот он с трудом, но терпит голод до часа, когда мама позовет обедать. И так далее до самого последнего уровня. 

  Люди различаются между собой тем, какой очередной уровень стал доступным ручному управлению личности. 

  Сначала под властью оказывается тело со всей его физиологией. Разумеется, не все получается, и это даже хорошо, поскольку произвольная остановка сердца — развлечение опасное. Но дыхание уже можно задерживать, если поспорил на что-то стоящее. А уж терпеть голод и жажду уже проще простого. Недолго. 

  Затем падает бастион социальных норм, правил общежития. Люди уходят с работы, бросают семьи, уезжают на океанское побережье, чтобы ходить в сари, читать мантры и курить марихуану. 

  И когда власть захвачена полностью, остается только полновластная личность, которая только и решает, что ей делать и как жить. Она сама, и никто другой, становится причиной для самой себя. Такой уровень развития личности, наивысший, великий человековед Абрахам Гарольд Маслоу назвал самоактуализацией, а людей такого уровня — самоактуализированными. 

  Пикантность ситуации состоит в том, что они о себе все это знают и понимают заботы тех, кто только еще на пути. Они знают, что их, самоактуализированных, немного, и они узнают друг друга, встретившись. Вот только с нижних этажей их не разглядеть, и простые люди считают небожителей обыденно ненормальными и даже придурковатыми. По крайней мере, многие из самоактуализированных считаются чудаками. 

   Среди множества отличительных черт, присущих этой необычной категории людей, отмечают, как отличительный признак то, что дело, которое они делают, они делают очень хорошо. Неповторимо хорошо. Однако хорошо ли это для окружающих людей и организаций, в которые волей случая занесло самоактуализированную личность? 

  Хорошо ли это для медперсонала и медицинской клиники, что врачом-диагностом в ней работает доктор Хаус? Хорошо ли, что на Московской фабрике елочных игрушек работает инженером по технике безопасности Степан Андреевич? 

   Оно, конечно, хорошо, что уровень травматизма на фабрике, где есть агрессивные химикаты, высокая температура, режущие руки и наматывающие рукава станки, ниже на порядок, чем на аналогичных предприятиях. Но кому понравится, что заработанные кровью и потом рабочего класса денежки не реинвестируются в производство, станки, технологии или бонусы высшему менеджменту, а приходится закупать новые огнетушители и краску для ограждений? Какой передовик будет доволен, если его постоянно тормозят в его стахановских порывах только потому, что это опасно?

  Вот и Степан Андреевич, мягко говоря, вовсе не был окружен друзьями и почитателями, а напротив, словно находился в стане врага, норовящего зайти за ограждение и остаться без руки. Он же, не взирая на трудности и даже угрозы в его адрес, спокойно и уверенно делает свое дело, и казалось иногда, что это дело его жизни. 

  Определенно, Степан Андреевич обладал еще какими-то необычными способностями. По крайней мере, неприятностей с ним самим из-за такой манеры исполнения своих обязанностей не случалось. Жалобы были, и не единожды, грозились его поймать и побить, но… Прямо как в том случае, о котором написано: «… и хотели схватить его, но он прошел меж них…». 

  А ведь было за что быть недовольными работой инженера по технике безопасности. Бывало, решал Степан Андреевич одновременно пресечь курение рабочих в неположенных местах и … испытать на исправность пожарное оборудование — гидранты, рукава. Особенно были недовольны офисные работники, оказавшись в намокших дресс-кодовых одеждах. Или выходил инженер на охоту за курящими, как мультяшный пес Шарик из Простоквашино, с фоторужьем, и делал пикантные планы курильщиков, затягивающихся никотиновым дымом до сладострастия на лице. Нафотографирует своим Айфоном, распечатает — и в кадры, а те, подписав фамилии фигурантов, — в бухгалтерию. И вот вам новая штрафная рота уныло стоит у окошка выдачи зарплаты. Сегодня ее будет меньше. 

   Злились на него по-настоящему, жаловались, и не известно, как отбивался бы от жалоб Степан Андреевич, не будь у него в приятелях Семен Аркадьевич из отдела кадров. 

  Были они одного поля ягоды, знали об этом, часто сиживали за чаем в обсуждении мировых проблем — европейский кризис, события в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Обсуждали и положение дел на фабрике. Однако непосвященному их разговор о фабричных новостях показался бы странным и темами, и терминологией. 

 В интересном положении оказывается предприятие, стоит там появиться одному самоактуализированному работнику, а тут сразу два. Да еще поговаривают, что и генеральный такой же. 

  А кадровик Семен Аркадьевич был тот еще затейник, и если считать, что оба они владеют магией, то инженер, скорее, специалист в области технической магии, а кадровик, определенно, практикует магию речевую. Чего стоят его вопросы на собеседованиях с кандидатами на работу. Спросит, бывало, о любви, верности, завтрашнем дне… И делает точные выводы, кто перед ним. 

Вот так обсудят за чаем бьющего копытом карьериста, не жалеющего людей, и Степан Андреевич затеет техническую каверзу — например, разладится ключевой станок и станет гнать брак. А Семен Аркадьевич поймает карьериста в коридорах, как бы невзначай, возьмет за пуговицу и, сообщая доверительно, поведает под секретом, как кривились губы и морщились носы лиц, принимающих решения о судьбах карьеристов при упоминании жестокого обращения с рабочими. 

  А то, бывало, остановит кого в коридоре, и ну его донимать вопросами ряда: «Как сам? Как семья?», от чего остановленному становилось не по себе от предчувствия надвигающихся неприятностей. 

  Так они и делали каждый свое дело — Степан Андреевич и Семен Аркадьевич. Действий своих никогда между собой не согласовывали, но получалось, что действовали всегда слаженно. 

  На третий день декабря Степан Андреевич приступил к реализации плана мероприятий против среднестатистических пожароопасных работников и работниц во имя предупреждения возгораний и воспламенений, опасность чего всегда усиливается в канун нового года — праздничная иллюминация, свечи, бенгальские огни, пиротехника и бесшабашное настроение. 

  Первым делом Степан Андреевич распечатал и развесил тут и там объявления, призывающие соблюдать осторожность с электронагревательными приборами и запрещающие пользоваться открытым огнем вплоть до зажигалки. 

  Тексты были составлены так, чтобы вызвать у читателей презрительные усмешки в адрес автора объявлений и его озабоченности пожарной безопасностью. Этого и добивался инженер, чтобы подготовить потенциальных нарушителей к следующему этапу своей операции — акту магии неожиданности. 

   До нового года оставалось меньше месяца. 

А ещё посмотрите на эту тему такие публикации:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *